Нечто важное...

Тема в разделе "ОТКРЫТАЯ ГРУППА", создана пользователем kv, 12 июн 2018.

  1. kv

    kv ADMIN

    История Юнга о "делателе дождя" звучит так:

    В качестве примера к тому, что значит "пребывать в Дао" и синхронистичных сопутствующих обстоятельствах этого состояния я приведу историю, рассказанную мне Ричардом Вильгельмом о "делателе дождя" Киао-Чо: "В месте, где жил Вильгельм, была великая засуха; в течение нескольких месяцев не выпало ни капли дождя и ситуация становилась катастрофической.

    Католики устраивали процессии, протестанты молились, а китайцы зажигали пахучие палочки и стреляли из ружей, чтобы напугать демонов засухи, но все безрезультатно.

    Наконец китайцы сказали: "Мы приведем делателя дождя". И из другой провинции явился иссохший старик. Единственным, о чем он попросил, был тихий маленький домик, в котором он и закрылся на три дня.

    На четвертый день собрались тучи, и началась огромная снежная буря в то время года, когда никто не ожидал снега.

    Его выпало необыкновенно много, и город до того исполнился слухами о чудесном делателе дождя, что Вильгельм отправился к старику, чтобы спросить, как он это сделал.

    Как настоящий европеец, он сказал: "Они называют вас делателем дождя, расскажите мне, как вы сделали снег?"

    И маленький китаец ответил: "Я не делал снег, я за это не в ответе".

    "Но что вы делали в эти три дня?"

    "О, это я могу объяснить. Я пришел из другой страны, где вещи находятся в порядке. Здесь порядок нарушен и вещи не таковы, какими они должны быть по установлению небес.

    Таким образом, вся страна находится вне Дао, и я тоже пребываю вне контакта с естественным порядком вещей, поскольку я нахожусь в стране беспорядка.

    Так что мне пришлось ждать три дня, пока я не вернулся в Дао, и тогда сам собой пошел дождь"
    (Jung, 1955-56, р. 419-420).
     
    Dmitrius, ЮЛЯ, Konstantin и 3 другим нравится это.
  2. kv

    kv ADMIN

    Зачастую врач находится в том же положении, что и алхимик, который уже более не знал, выплавлял ли он таинственную амальгаму в тигле или же сам был саламандрой, сверкающей в огне.

    Психологическая индукция неизбежно заставляет обе стороны вовлекаться в синтезирование третьего начала и самим трансформироваться в этом процессе, и все это время знание врача, подобно мерцающей лампе, является тусклым светом во тьме...
    К.Г.Юнг
     
    Konstantin, Гесер, Alenka и 2 другим нравится это.
  3. kv

    kv ADMIN

    Милая, тебе никто ничего не должен

    В 1966 инвестиционный аналитик Гарри Браун на рождество написал своей девятилетней дочери письмо, которое до сих пор цитируют. Он объяснил девочке, что ничего в этом мире - даже любовь - нельзя воспринимать, как данное.

    Привет, милая.

    Сейчас рождество, и у меня обычная проблема — какой подарок тебе выбрать. Я знаю, что тебя радует — книжки, игры, платья. Но я очень себялюбив. Я хочу подарить тебе что-то такое, что останется с тобой дольше, чем на несколько дней или даже лет. Я хочу подарить тебе нечто, что будет напоминать тебе обо мне каждое рождество. И, знаешь, мне кажется я выбрал подарок. Я подарю тебе одну простую правду, которую мне пришлось усваивать много лет. Если ты поймешь ее сейчас, ты обогатишь свою жизнь сотнями разных способов и это оградит тебя от массы проблем в будущем.

    Так вот: тебе никто ничего не должен.

    Это значит, что никто не живет для тебя, дитя мое. Потому что никто не является тобой. Каждый человек живет для себя самого. Единственное, что он может почувствовать — это свое собственное счастье. Если ты поймешь, что никто не должен организовывать тебе счастье, ты освободишься от ожидания невозможного.

    Это значит, что никто не обязан тебя любить. Если кто-то тебя любит — значит в тебе есть что-то такое особенное, что делает его счастливым. Выясни, что это, постарайся сделать это сильнее, и тогда тебя будут любить еще больше.

    Когда люди что-то делают для тебя, это происходит только потому, что они сами хотят это сделать. Потому что в тебе есть что-то важное для них - что-то, что вызывает у них желание понравиться тебе. Но вовсе не потому, что они тебе должны. Если твои друзья хотят быть с тобой, это происходит не из чувства долга.

    Никто не должен тебя уважать. И некоторые люди не будут к тебе добры. Но в тот момент, когда ты усвоишь, что никто не обязан делать тебе добро, и что кто-то может быть с тобой недобр, ты научишься таких людей избегать. Потому что ты им тоже ничего не должна.

    Еще раз: никто тебе ничего не должен.

    Ты должна стать лучшей прежде всего для себя самой. Потому что если у тебя получится, другие люди захотят быть с тобой, захотят давать тебе разные штуки в обмен на то, что ты можешь им дать. А кто-то не захочет быть с тобой, и причины будут вообще не в тебе. Если такое случится — просто ищи другие отношения. Пусть чужая проблема не становится твоей.

    В тот момент, когда ты поймешь, что любовь и уважение окружающих надо заработать, ты уже не будешь ждать невозможного и ты не будешь разочарована. Другие не обязаны делиться с тобой собственностью, чувствами или мыслями. А уж если они это сделают — то только потому, что ты это заработала. И тогда ты сможешь гордиться любовью, которую ты заслужила и искренним уважением друзей. Но никогда нельзя принимать все это как должное. Если ты это сделаешь — ты всех этих людей потеряешь. Они не «твои по праву». Добиваться их и «зарабатывать» их надо каждый день.

    У меня как гора с плеч свалилась, когда я понял, что мне никто ничего не должен. Пока я думал, что мне причитается, я тратил ужасное количество усилий, физических и эмоциональных, чтобы получить свое. Но на самом деле никто не обязан мне хорошим поведением, уважением, дружбой, вежливостью или умом. И в тот момент, когда я это понял, я стал получать гораздо больше удовлетворения от всех своих отношений. Я сфокусировался на людях, которые хотят делать те вещи, которые мне от них нужны. И это послужило мне хорошую службу — с друзьями, партнерами по бизнесу, возлюбленными, продавцами и незнакомцами. Я все время помню, что я могу получить то, что мне нужно, только если войду в мир своего собеседника. Я должен понимать, как он думает, что считает важным, чего он в конце-концов хочет. Только так я могу получить от него что-то, что нужно мне. И только поняв человека, я могу сказать, нужно ли мне от него на самом деле что-то.

    Не так просто суммировать в одном письме то, что мне удалось понять за много лет. Но может быть если ты будешь перечитывать это письмо каждое рождество, его смысл будет для тебя с каждым годом чуть ясней.
     
  4. Dmitrius

    Dmitrius Well-Known Member

  5. Julia

    Julia Участник группы

    kv, спасибо , снова.
     
  6. kv

    kv ADMIN

    Нежность - это не слабость. Нежность - это мужество!

    Секс — это меньшее из того, что женщина может дать мужчине. Он не настолько уж дорого стоит и достаточно часто встречается, чтобы придавать ему какую-то особую ценность.

    На самом деле, куда как дороже стоит Нежность — то, что Женщина отдаёт не всем; и даже не всем тем, с кем спит. Нежность не купишь, не украдёшь, не возьмёшь ни обманом, ни силой; и ни с чем не перепутаешь.

    Что такое нежность?
    Нежность — это фото, на которое смотришь, улыбаясь. Когда берешь в свои ладони лицо человека, когда хочется прижаться к этому человеку крепко, почувствовать его всего и сразу. Нежность — это задумчивая улыбка в глазах, когда я думаю о тебе. Нежность — это осознание, того, что тебя ждут с любовью и с теплотой, немножко с грустью, потому что всем ведь грустно, когда любимых рядом нет… И любимых всегда так ждут. Ждут на минуту. Всего лишь на встречу. Ждут все лето. Ждут на всю жизнь.

    Нежность…Забота, осторожность, тактичность, доверие и доверчивость. Это не «страсть» с ее силой и даже яростью.

    Мне кажется, что нежность - это сила, но с… белилами что ли... Внутренняя сила, которая размягчается ради Другого. Слабый человек, по моему ощущению, не может быть нежным. Он может быть ласковым, добрым, но не нежным. И это «размягчение», о котором я говорю, как некое внутреннее освобождение. Когда растворяются границы, исчезают причинности и цели. Просто открытость – искренняя, светлая, полная заботы и внутренней радости.

    Нежность нас сопровождает всю жизнь

    Нежность мы испытывали когда-то в детстве, в отношениях с мамой. Потом нам кажется, что единственные люди, с которыми мы можем быть по-настоящему нежными, это наши мужья и жены. Но позднее мы знакомимся с еще одной нежностью – отношение к нашим детям, наше ощущение дочерей и сыновей, которых хочется «гладить, пока не позовут обедать» (Д.Хармс). Возможно, мое определение звучит коряво, но оно правильно.

    И все это - открытость. Открытость себе, открытость другому. Полная защищенность в полной открытости.

    Это незамутненное никакими защитными механизмами ощущение, не требующее взаимности или какой-либо иной поддержки. Вот хочется быть нежным с человеком, и все тут!

    Вокруг меня мало нежности, так как я сама по натуре человек замкнутый и непростой, поэтому я собираю нежность вокруг себя по крупицам.

    А вы замечали, что человек на расстоянии куда более нежен, нежели при личной встрече? В основном, как ни странно, люди ласковые друг с другом по электронной почте или по телефону.

    Мужественность – это в первую очередь нежность

    В человеке, проявляющему нежность к другому человеку, заключена огромная сила. И еще большая сила принятия Других. Обладая силой, он не подавляет, а открывается и принимает, что делает его силу по-настоящему подлинной, а нежность – по-настоящему действенной. Нежность меняет людей, потому что дает им новое ощущение жизни – жизни без борьбы, но с подлинными победами. Так мне кажется. Идеальная нежность.

    Искусство создавать нежное вокруг себя - целое дело, и мне бы хотелось такой наукой владеть.

    Бытует мнение, что Нежное живет там, где много досуга и праздности, а в наше время – это исключительная роскошь. На что вам возражаю – нежности вокруг нас достаточно. Только вглядитесь в глаза неприступных на вид людей! Им хочется нежности, но они не умеют ее проявлять. Это грустно.

    Будьте нежными. Это не стыдно

    По-настоящему нежным может быть только такой человек, у которого хватает внутренних сил быть достаточно открытым и перенести свое внимание с собственных внутренних переживаний на состояние другого человека.

    Нежность - спутник не только любви. При ее отсутствии в любых отношениях господствуют бесцеремонность и грубость. Наиболее утончённым, совершенным, понятным для всех внешним проявлением нежности является человеческая улыбка, полная душевности и доброты. Улыбка открывает лабиринты чужой души, насыщает отношения теплотой и сочувствием, трепетом ожидания. Улыбка как проявление нежности говорит о длинном пути, который прошла природа в лице человека от инстинкта животного до изящной нежности высшего земного существа - человека разумного.

    Нет ничего постыдного в нежности. Незаметное сплетение пальцев. Когда люди замирают на мгновение, при встрече обнявшись. Когда хочется просто ему позвонить – без нелепых предлогов, без замков и паролей. А просто поговорить – ни о чем, услышать голос и от этого внутренне успокоиться и улыбнуться всем своим существом.

    Нежность – это не слабость, нежность- это мужество, только сильный человек не испугается обнажить свое сердце и показать свою Нежность.
    (Откуда то из жж )
     
    Tatiana, smilelolita, Olga и 3 другим нравится это.
  7. kv

    kv ADMIN

    Эту статью поставил у себя Евгений Пустошкин( тренер по практике холосцеденции со ведущий курса, психолог) с кем я работал на семинарах холосцеденции в Самаре.

    Олег Матфатов


    Темная сторона медитации: в каких случаях развитие осознанности может привести к психологическому кризису


    Медитацию сегодня представляют как универсальный инструмент умственного усовершенствования, который сделает мир лучше — избавит нас от негативных эмоций, чрезмерного стресса и погони за потребительскими удовольствиями. Но у медитации есть и темная сторона, о которой говорят гораздо реже. Вместо спокойствия и умиротворения медитация может вызвать целый спектр негативных переживаний и даже спровоцировать вспышку полноценного психоза.

    После 10-дневного ретрита по медитации випассана 25-летняя американка Меган Вогт оказалась в психиатрической клинике. Из медитационного центра ее пришлось забирать родителям — сама сесть за руль она была не в состоянии. Ей казалось, что окружающие люди — ее собственные психологические проекции. Она не могла отличить реальность от воображения и говорила, что должна умереть.

    До того как попробовать медитацию, Меган страдала от тревожного расстройства и принимала медикаменты, но никогда не была склонна к суициду. После лечения в клинике она пришла в относительно стабильное состояние, но постоянно думала о том, что произошло на ретрите. Спустя 10 недель она покончила с собой, бросившись с моста.


    Что такое «темная ночь души»
    Это редкий, но далеко не единственный случай психологического кризиса, наступившего после интенсивных занятий медитацией. В академической литературе об этом стали упоминать лишь недавно, но в буддистской традиции такие проблемы хорошо известны и задокументированы.

    В одной из сутр есть строки о монахах, которые сходят с ума и кончают с собой после медитации на смертность. Никто не говорил, что просветление — это легко.
    Как писал буддийский учитель и психолог Джек Корнфилд, если вы не столкнулись с болью и страхами, значит, вы еще не начали медитировать. Обычно эти переживания считают одной из стадий на пути к просветлению. Самая сложная из этих стадий — «темная ночь души», во время которой человек осознает иллюзорность собственного «я» и пустотность всего сущего. Осознание этой истины сопровождается страхом, отчаянием и психологической борьбой.

    Однажды у меня была очень глубокая «темная ночь», которая продлилась девять месяцев. Я испытывал отчаяние, панические атаки, одиночество, паранойю и слуховые галлюцинации. Я не мог нормально общаться с семьей и постоянно прокручивал в голове мысли о смерти.

    — из буддистского блога
    Современная медитация давно отделилась от буддизма и многими воспринимается как абсолютно безобидная практика — что-то вроде утренней гимнастики для ума. Как можно нанести себе вред, просто сидя и наблюдая за собственными мыслями или дыханием?

    Обычно ничего плохого действительно не происходит — можно медитировать годами и не разу не пережить ничего похожего на «темную ночь».
    Польза медитативной практики хорошо описана в научной литературе: медитация помогает при лечении депрессии и тревожного расстройства, снимает стресс, облегчает воспалительные реакции, может улучшать концентрацию, память и творческое мышление. Но некоторым секулярная версия медитации приносит не только пользу, но и массу психологических проблем.

    Что наука знает о кризисах духовной практики
    Исследованием темных аспектов медитации занимается психолог Уиллоуби Бриттон из Браунского университета. Во время практики в психиатрической клинике она встретила двух пациентов, которые оказались в лечебнице после ретрита. По иронии судьбы, вскоре она сама попала на ретрит по медитации и тоже испытала полный комплект «всевозможных непростых состояний»:

    Я думала, что реально сошла с ума. Я думала, что у меня нервный срыв. Я имею в виду, что я понятия не имела, почему со мной вдруг внезапно всё это происходит — например, почему я испытываю огромный ужас. И только гораздо позже я выяснила, что это классические состояния, проявляющиеся на определенных стадиях медитации, о которых я узнала столь печальным образом.

    — из интервью с Уиллоуби Бриттон
    Бриттон решила подробно изучить эти непростые состояния. Вместе с коллегами она запустила проект под названием «Многообразие медитативного опыта» и в 2017 году опубликовала первую итоговую статью. Почти каждый из более 100 опрошенных участников исследования неоднократно испытывал «нежелательные состояния» во время медитации.

    Среди этих состояний — усиленная чувствительность к свету, потеря физических ощущений, снижение или усиление эмоций, нарастающее чувство тревоги, деперсонализация и проживание травматических событий из детства. Иногда негативные «побочные эффекты» медитации длятся целыми месяцами.
    Во многих медитационных центрах знают об этих проблемах и не допускают к ретритам людей с психиатрическими диагнозами. Но почти у половины участников исследования, обнаружила Бриттон, не было истории травм и психиатрических нарушений. Многие из них были сами опытными учителями медитации — тут вряд ли годится объяснение, что они медитировали как-то «неправильно». Согласно одному из ранних исследований трансцендентальной медитации, у более опытных практикующих было даже больше негативных последствий, чем у новичков.

    После начала исследования к Бриттон обратилось несколько сотен человек, страдающих от нежелательных последствий медитации. Чаще всего проблемы начинались во время интенсивного ретрита — например, курса випассаны по системе Гоенки. Один курс обычно длится не меньше недели, и каждый день участники медитируют по 10 часов. Им нельзя разговаривать, смотреть друг другу в глаза, писать, читать и пользоваться любыми гаджетами. Для многих такой курс становится освобождающим переживанием. Для других всё кончается гораздо хуже.

    Даже Далай-лама признает, что с медитацией нужно обращаться осторожно: «Западные люди переходят к глубокой медитации слишком быстро: им нужно узнавать о восточных традициях и тренироваться больше, чем они делают обычно. В противном случае возникают ментальные и физические трудности».

    Но для того, чтобы испытать на себе эти трудности, необязательно отправляться на ретрит. Проблемы могут возникнуть даже после использования мобильных приложений типа Headspace.

    Как медитация стала мейнстримом и что в этом плохого
    Медитация осознанности (mindfulness meditation) возникла в США в 1970-е годы как приложение дзенской практики дзадзен и системы випассана. Специалист по молекулярной биологии Джон Кабат-Зинн выбросил из медитации всё, что ассоциировалось с религиозным и мистическим — гонги, благовония, мантры и поклонение статуям Будды. Он открыл собственную клинику, в которой помогал обычным американцам стать более стрессоустойчивыми и лучше справляться со своими рабочими обязанностями.

    Сегодня осознанность превратилась в многомиллионную индустрию. Приложения для медитации бьют по популярности аудиокниги и подкасты.
    В Великобритании программы по развитию осознанности рассматриваются на законодательном уровне. Медитируют все: офисные сотрудники, полицейские, домохозяйки, военные, заключенные тюрем, учителя, школьники, бизнесмены и кинозвезды.


    Поколение битников и хиппи с помощью медитации, йоги и психоделиков стремилось к пробуждению космического сознания и миру во всем мире.

    Пятьдесят лет спустя фондовый менеджер Дэвид Форд описывает пользу от медитации так: «Я стал гораздо спокойнее реагировать на волатильные рынки».

    Люди постоянно слышат о том, что медитация приносит сосредоточенность, радость и любовь. В результате они оказываются не готовы к тому, что обнаруживают в своем подсознании хаос, отчаяние и страх.

    По мнению Уиллоуби Бриттон, главная причина для беспокойства — это замалчивание проблемы. Современное «движение осознанности» делает упор в первую очередь на позитивное воздействие медитации на повседневную жизнь — снятие стресса, повышение концентрации и работоспособности.

    Но медитация — это мощное средство исследования собственного ума, а не способ самоуспокоения.
    Как отмечает один из ведущих исследователей осознанности Ричард Дэвидсон, есть два способа применения медитации — глубокий и поверхностный. Первый способ направлен на изменение характеристик своего «я» и постижение природы сознания. Второй помогает расслабиться после трудного дня, сосредоточиться на текущих задачах и получать больше удовольствия от маленьких радостей повседневной жизни. Но на самом деле граница между этими двумя способами очень хрупкая.

    Буддистская медитация была разработана не для того, чтобы сделать нас более счастливыми, а для того, чтобы радикально изменить наше восприятие себя и окружающего мира. Поэтому неудивительно, что у некоторых медитация вызывает негативные эффекты — диссоциацию, тревогу и депрессию.

    — из книги Мигеля Фариаса и Катерины Вилкольм “The Buddha Pill: Can Meditation Change You?”
    Кому медитация может навредить
    Исследования только начинают проводиться, поэтому ответить на этот вопрос пока сложно. Одно можно сказать более-менее уверенно: негативные последствия медитации вызывают те же самые механизмы, которые делают ее полезной.

    Благодаря исследованиям нейрофизиологов мы неплохо знаем, как медитативная практика воздействует на мозг. В первую очередь, она укрепляет префронтальный отдел коры головного мозга, который отвечает за внимание и контролирует работу лимбической системы. В результате мы начинаем лучше отслеживать свои эмоции — они перестают управлять нашим поведением.
    Для людей с повышенной импульсивностью это хорошо. Но иногда контроль становится слишком сильным: люди перестают чувствовать эмоции вообще, словно эту функцию отключили.

    Я стал асоциален, и казалось, что даже с самыми близкими друзьями меня теперь разделяет огромная пропасть. Я не чувствовал себя частью чего-либо человеческого и боялся, что так будет всегда.

    — «10 дней молчания и мысли о содомии. Как я прошел випассану»
    Медитация учит наблюдать за своими мыслями и эмоциональными состояниями со стороны. Многим людям удается использовать эту способность себе на пользу. Но у тех, кто склонен к диссоциативным расстройствам личности, медитация может вызвать психологический кризис.

    Раскол между «участвующим я» и «наблюдающим я», который является одной из целей медитации, в психиатрии считается симптомом целого ряда психических заболеваний.
    Ощущение нереальности происходящего, отделение от собственного тела, мыслей и ощущений — переживания, о которых сообщают многие из опытных медитирующих.


    Глубокая медитация поднимает со дна психики подавленные воспоминания, эмоции и переживания. Некоторые оказываются абсолютно к этому не готовы. Это сложная терапевтическая работа, которую лучше проводить вместе со специалистом. Если вы находитесь на ретрите, на котором нельзя даже разговаривать, воспоминания о травматическом опыте могут привести к повторной травме. Совет, который обычно при этом дают — «просто успокойся и продолжай медитировать», — не помогает, а может привести к еще более глубоким нарушениям.

    Медитация вызывает дополнительный выброс серотонина — нейромедиатора, который управляет многими системами организма. Обычно это способствует ощущению спокойствия и счастья, а также помогает при мягкой депрессии. Но иногда излишки серотонина могут вызывать сильную тревогу — точно так же, кстати, действуют некоторые антидепрессанты.
    В результате вместо расслабления человек ощущает приступ страха или паническую атаку. У людей, склонных к шизофрении, медитация в отдельных случаях может вызвать психоз.

    Я ощущал себя живым, мертвым, всеведущим, бессмертным, несуществующим, геем, гетеросексуалом, телепатом, цветком, сгустком чистой энергии и атомной бомбой. И это еще были относительно позитивные переживания.

    — Майкл Холден. «Другая сторона рая: как я покинул буддистский ретрит в наручниках»
    Сейчас психологи разрабатывают специальные курсы медитации, которые учитывают особенности психики человека. Судя по всему, умеренные занятия медитацией, совмещенные с психотерапией, могут помочь при лечении шизофрении и посттравматического расстройства.

    Исследования медитации часто преувеличивают позитивные стороны этой практики. Крупные метаанализы показывают, что многие из этих исследований базируются на очень шаткой основе и содержат массу недостатков: малые размеры выборки, отсутствие контрольной группы и статистические погрешности. Ученые обычно сосредотачиваются на одном позитивном аспекте медитации и не спрашивают участников о побочных эффектах. В результате создается искаженное впечатление, что медитация полезна всегда и во всем.

    «Сейчас в отношении медитации имеет место такая догма: если она не работает, то на ее ограниченность всё равно не обращают внимания», — замечает Уиллоуби Бриттон. «Нам говорят, что мы неправильно практиковали. Но, возможно, дело не в человеке и не в практике. Истина человеческого существования состоит в том, что нет такой вещи, которая работала бы для всех».

    Медитация — это мощный инструмент исследования и изменения человеческой психики. Для многих людей медитация может быть очень полезной. Но мы по-прежнему плохо понимаем, как работает эта практика, поэтому относиться к ней нужно осторожно и ответственно.
     
    Alenka и Гесер нравится это.
  8. Гесер

    Гесер Авторы

    Очень хорошая статья!
     
  9. kv

    kv ADMIN

    Пустая трата человеческой энергии

    Неразрешенные внутренние конфликты ведут к таким различным расстройствам:

    Общая нерешительность – это касается как мелочей так и важных решений в жизни человека (сделать важный шаг в своей карьере, выбрать между одной или другой женщиной, решиться на развод, переезд, смену места жительства).

    В такой ситуации, принятие решения вызывает у человека панику и сильную тревогу. Это ведет к общей неспособности принимать решения в своей жизни, к бесцельности, которая не видна самому человеку.

    Неэффективность действий – является следствием неспособности использовать свою энергию из-за двойственности мотивов.

    Это как если человек одновременно нажимает на газ и на тормоз, и при этом пытается ехать. Это разрушает человека также как и автомобиль, который едет с включенными тормозами. Поэтому очень важной особенностью невротика является медлительность.

    Человек затрачивает огромное количество энергии, которая саму себя тормозит.

    Такой человек работает с огромным внутренним напряжением, быстро истощается и испытывает потребность в длительном отдыхе.

    Вялость – страдающие этим симптомом люди, часто обвиняют себя в том, что они ленивы.Но скорее здесь кроется неприязнь к усилиям любого рода. Невротическая вялость – это паралич инициативы и действия. Это следствие отчуждения от самого себя. Человек становится равнодушным, хотя периодически появляются приступы лихорадочной деятельности. Общая вялость распространяется не только на действия, но и на чувства.

    Важным общим следствием этих расстройств является пустая трата человеческой энергии. Она является результатом попытки окольными способами разрешать свои внутренние конфликты.

    Как это происходит? Можно выделить несколько вариантов:

    1. Энергия уходит на попытку реализовать две или более несовместимых целей.

    Например, женщина, которая верит, что может преуспеть во всем. Она пытается быть одновременно хорошей женой, отличной поварихой и хозяйкой, идеальной матерью, политическим и социальным деятелем, при этом хорошо выглядеть и активно работать над собой.

    Или например, мужчина хочет написать статью, но каждый раз, когда он берет лист бумаги и начинает писать, он чувствует усталость и его клонит ко сну, или у него раскалывается голова и он испытывает невыносимое напряжение.

    В чем проблема?

    В том, что в своем идеализированном образе этот мужчина уже великий писатель, у которого текст должен струиться словно журчащий ручей, а слова легко и изящно выскакивать из под его пера. И если не происходит так, он злится на себя, испытывает ярость, которая его и блокирует.

    Или мы можем хотеть выступить перед аудиторией с блестящей речью, быть лучше всех выступающих ораторов, но при этом всем понравиться и избежать любых возражений. В результате нам сложно будет, вообще сформулировать хоть какую-нибудь мысль.

    2. Энергия уходит на подавление одной из сторон конфликта (Например, мы подавляем либо желание выступать либо желание нравиться).

    Неразрешенные невротические конфликты ведут не только к пустой трате энергии, но и к двусмысленности моральных принципов, чувств, установок, поведения в отношениях с другими людьми. Человек теряет свою целостность.

    Следствием этого является уменьшение искренности и увеличение эгоцентризма, который заставляет невротика использовать других как объекты для удовлетворения своих потребностей.

    Например, другие должны быть спокойными для ослабления тревожности невротика, или должны быть важными, чтобы поддерживать его самоуважение, другие должны проигрывать, чтобы невротик выигрывал, они должны быть виноваты, т.к. невротик не хочет брать вину на себя.

    Что с этим всем делать?

    Исследовать и осознавать свои чувства, ощущения, ценностные установки. Работать над разрешением своих внутренних конфликтов.

    Для большей эффективности — годы, в кабинете психотерапевта.

    К чему ведет осознание? К способности жить своей жизнью, своими чувствами, своими мыслями, иметь собственные интересы и планы.

    Что является исходом большой работы над собой — искренность, не притворяться, быть способным к выражению всего себя в своих чувствах, работе, убеждениях.

    Ни один человек, расколотый изнутри, не может быть искренним.

    Монах: «Я понимаю, что когда лев хватает свою жертву, будь то кролик или слон, он проявляет свою силу полностью; умоляю, скажи мне, в чем эта сила?»

    Учитель: «В духе искренности».

    Искренность, т. е. отсутствие обмана, означает «проявление целостности своего бытия», технически известное как

    «действующая целостность бытия… в котором ничего не скрывается, ничего не выражается двусмысленно, ничего не растрачивается впустую. Когда человек ведет подобный образ жизни, говорят, что он — золотоволосый лев; он — символ мужества, искренности, чистосердечности; он — божественный человек». ©Судзуки.

    Статья из сети, пока автор не известен
     
    ЮЛЯ, smilelolita и Гесер нравится это.
  10. kv

    kv ADMIN

    Лучшая лекция о феномене любви
    Альфрида Лэнгле


    Любовь это большая тема. Это настолько великая тема, что у меня есть некоторый священный трепет говорить про нее.

    Это тема, с которой мы все знакомы, но опыт, который у нас есть, очень разный.


    Большинство из нас знают счастье, которое может быть связано с любовью. Но многие из нас знают также и страдания, которые могут быть связаны с любовью. А некоторым может быть знакомо отчаяние, которое может быть связано с любовью. Отчаяние, которое может доходить до такой степени, что не хочется жить.

    Тема любви охватывает очень многое. Мы знаем много областей, в которых любовь имеет место – любовь к родителям, детям, партнерам, искусству, природе, животным…


    Мы знаем, что любовь это центральная тема в христианстве. Агапы. Любовь к ближнему. А что такое любовь к ближнему? Существует огромное количество способов любви. Мы можем, например, иметь платоническую любовь, сублимировано выдерживая дистанцию. Мы можем переживать любовь телесную. Мы можем любить садистки и мазохистски, гомосексуально и гетеросексуально. Какое многообразие форм заложено в любви.

    И, может быть, многие из нас пришли сюда имея тот или иной вопрос, который связан с любовью… С каким вопросом я сегодня пришел сюда? Хочу ли я что-то узнать..

    Я набрался мужества говорить о любви, когда я осознал как трудно сегодня что-то действительно узнать о любви. Где мы учимся, чем может быть любовь и как происходит любовь? Откуда у нас знание о любви?

    Традиционно введение в тему любви давала религия. А сегодня кажется, что такое введение дает телевизор. И вот эта ситуация она как бы человека отбрасывает на самого себя. Что он должен как то сам для себя открыть и найти что такое любови. И о чем там собственно речь, что важное в любви.

    В этом есть и большое преимущество, т.к. благодаря тому, что человек находит что-то сам, он обостряет свое собственное индивидуальное восприятие и свой собственный индивидуальный опыт. Но, может быть, мы сегодня платим слишком высокую цену за это преимущество?

    И так как психотерапевтическая школа, к которой я отношусь (это традиция экзистенциальной терапии по школе Виктора Франкла) имеет некоторый акцент в анторопологии, на который она опирается, в той картине мира, на которую она опирается, я принял решение сказать несколько мыслей об этой антропологии.

    (Обобщу еще раз эту фразу (перев.): И так как психотерапевтическая школа, к которой я отношусь опирается на некоторую антропологию разработанную Франклом, я позволю себе сказать несколько слов об этой антропологии, чтобы основываясь на ней рассматривать нашу тему. )

    Может быть, эти мысли помогут нам более глубоко взглянуть на этот феномен любви, и на то, какое значение он имеет в человеческой жизни.

    Я хочу начать с тех рамок, с той постели, на которой лежит любовь

    Любовь это отношения.

    Я думаю, что это всем понятно. Но это не вообще отношения, а особая форма отношений. Это гораздо больше, чем просто отношения. Любовь это встреча. Поэтому я хочу начать с нескольких описаний, что есть отношения и что есть встреча.

    Отношения есть некоторая связь. Отношения возникают в тот момент, когда я вижу другого человека. В этот момент я веду себя по-другому. Я как бы принимаю во внимание другого человека. На совершенно базовом уровне у меня возникает некоторое отношение, из которого я не могу себя просто вынуть, извлечь. Я соотношу свое поведение, свою жизнь с другим. Если, например, человек сидит на стуле, я не могу просто взять и сесть на стул, потому что он там уже сидит. Если человек стоит в дверях, я не пойду просто сквозь дверь, как будто его там нет.

    Все это основные формы отношений. Если бы не было человека в дверях, я бы прошел через дверь по другому, чем если он там есть.

    Здесь содержится некоторый закон, который мы не сознаем — Я не могу не соотноситься. Если я вижу человека, я не могу не иметь к нему отношения. Или какой-то предмет, не человек.

    Я принимаю во внимание вот этот объект в моем поведении. Это есть некоторая основная форма отношений, в которой мы находится просто по своей природе. И я не свободен здесь. Вот то, как я это отношения строю, как я с этим живу – вот здесь есть свобода. Но то, что другой человек есть, и он существует -это дано. И когда один человек видит другого человека, то он как бы должен вступить в отношения.

    Но отношения имеют еще одну характеристику. Не только их неизбежность, но, выходя за пределы этого, у них есть длительность, которая никогда не прекращается. Если я с каким-то человеком встречаюсь, у меня есть какая-то история отношений. Всегда, когда я его встречаю вновь, получается, что я уже однажды с ним встречался. И история наших отношений накладывает отпечаток на наши будущие отношения, на форму отношений. Если, например, я с кем-то ходил в школу, это наложит отпечаток на все наши отношения. И даже если мы потом поженимся, все равно история этих отношений будет в этом браке присутствовать.

    Вот эта субтильность отношений мы осознаем в особенности, если мы работаем, например, с пациентом и затем у нас начинают складываться какие то частные отношения. Это очень сложные и трудные отношения. И мы как психологи должны строго следить, чтобы оставаться этически корректными. Потому что здесь очень быстро могут произойти какие-то раны, и другие тяжелые последствия. Потому что эти отношения терапевта и клиента, они остаются, даже когда мы вступаем в другие отношения.

    Отношения имеют такую характеристику, что история отношений становится неотъемлемой частью отношений, она сохраняется внутри них. Все, что между нами происходило, оно сохраняется. Каждая обида, каждая радость, каждое разочарование, каждая сексуальность, все сохраняется в истории отношений. И накладывает отпечаток на наше совместное бытие. Поэтому очень важно подходить к отношениям ответственно. Потому что мы не может сделать что-то не произошедшим. Что однажды произошло — останется.
    Отношения питаются через время, которое люди друг с другом проводят, и через близость.

    Эти вещи — время и близость – представляют собой некоторое питание для отношений.

    Первый пункт, о котором я сказал, — люди вступают в отношения просто по факту своего присутствия в пространстве.Кое что еще по поводу этого пункта. Наряду с тем, что происходит автоматически, есть еще некое свободное пространство. Я могу либо войти в эти отношения, либо воздержаться от них.

    Я могу войти в эти отношения, если я хочу этих отношений. Тогда я заговариваю с этим человеком, рассказываю что-то о себе и т.д. Но если я не хочу иметь отношения, тогда я пытаюсь не вступать в них. И закрываюсь. Тем не менее, в базовой плоскости отношения есть. Но это отношения, которые мы не питаем, не выращиваем.

    Чтобы питать отношения, нам нужно время, время друг для друга. Вот это время дает возможность отношениям вырастать. Взрастить отношения нужно все это — время и близость. Когда мы влюблены, мы хотим тратить друг на друга время. Когда у нас нет времени, любовь отмирает.

    Время для любви — то же, что солнце и водя для растений. То же самое с близостью. Близость так же питает отношения. Кто хочет выстраивать отношения, тот ищет близости с другим.

    Меня часто спрашивают.. Что делать с разлукой — она способствует любви или мешает ей? И лучший ответ я нашел в пословице «Разлука и разрыв действуют на любовь как ветер». Как ветер на огонь. Если огонь маленький, то ветер его задует. Если большое, то ветер его задует. Не правда ли красивая аналогия? Моему опыту соответствует.
    Итак, отношения это некоторый базис.

    Встреча — это некоторое событие, которое можно обозначить как точечное событие на линии времени. Потому что встречи происходят всегда внутри отношений. Только там где у меня есть контакт. Но встреча имеет другой характер, чем отношения. Встреча точечна. Она связана с мгновением. Если я встречаю тебя, во встрече я вижу тебя как личность, персону.

    Меня интересно что тебе важно, что тебя волнует я говорю что меня волнует. тогда мы в диалоге. Происходит некоторый обмен тем, что лично, важно. Это встреча.Затем мы прощаемся, и эта встреча завершается. На встрече лежит печать открытости и диалога. Отношения сохраняются. Но отношения благодаря каждой встрече изменяются. Встречи влияют на характер отношений.

    Хорошие отношения вырастают из встреч. Если мы встретим друг друга на плоскости Я и Ты, если мы посмотрим в глаза — это все питает отношения. Если в отношениях мало или совсем нет встреч, то отношения ослабляются. Если это сильные отношения, то даже при малом количестве встреч, отношения сохраняются.

    Люди могут быть разлучены в течение нескольких лет (война или какие-то другие события) и вдруг они встречаются снова. Они тотчас узнают в другом то, что они значат для другого человека. Может быть у вас был такой опыт, что вы встречаете через много лет друга.. И может быть вы его не сразу узнаете.. но как только вы начинаете говорить, вы тотчас же узнаете.. и говорите « слушай, ты такой же как раньше».

    Отношения могут сохраняться. Но они не актуализируются без момента встречи.

    Ну вот я рассказал что-то о некоторых основаниях любви, которая состоит в отношениях. И через возобновление и через углубление отношений через встречу.

    Теперь я хочу сказать несколько слов о том, что мы понимаем под персональной любовью. Но я хочу строить это на почве нашего переживания.

    Что характерно для любви, которая выходит за рамки просто отношения и встречи? Что мы переживаем, когда мы любим?

    Первый пункт совершенно ясен — мы переживаем ценность. Мы переживаем, что нам нравится этот человек. Мы чувствуем, что этот человек значит что-то для нас, что наше сердце привязано к этому человеку. Что наше сердце привязано к этому человеку. Мы чувствуем связанность с этим человеком, что мы как бы принадлежим друг к другу.

    Это относится не только к любви к другому человеку, но вообще к любви — и к любви к музыке, искусству, психологииJ…. Мы чувствуем, что нам нравится, нам интересно, нас притягивает это.

    Таким образом, некоторая специфичность любви – это некоторая позитивная эмоция. Или выраженная в форме некоторой активности это чувствование.

    Что означает чувствование? Что я делаю когда чувствую что-то . И что происходит со мной когда я чувствую. Например, когда я слушаю музыку, и я понимаю, что эта музыка хочет мне сказать, что она значит для меня. В чувствовании я открыт и даю чему-то действовать на меня. Я даю этому нечто что-то делать со мной. Я позволяю музыке вступить в меня. И ка бы запечатлеть свою гармонию, свою красоту во мне. И я перенимаю этот звук из музыкальной гармонии в мое сердце.

    Чувствовать значит, что я свою внутреннюю жизнь отдаю в распоряжение. Что я даю чему-то подойти к своему сердцу. Таким образом, в чувстве моя жизнь начинает двигаться, что-то движется во мне. Чувства приводят меня внутри в движение. Чувства пробуждают во мне мою жизнь.

    Любовь должна быть чувством. Любовь должна проходить на этом уровне, иначе это не любовь. Только если что-то прикоснулось к моей жизненной основе, к моей жизненности, если я могу переживать, что это нечто пробуждает во мне жизнь, что я пробуждаюсь к жизни, тогда это любовь.

    В любви я переживаю, как другой человек касается меня, как будто он дотрагивается до моего сердца и поглаживает его. Это совсем не сентиментальность. Это глубокое принятие отношения к своей собственной жизни. Моя жизнь, которая благодаря этой музыке, этой картине, благодаря этому животному, и, естественно, в первую очередь благодаря другому человеку, это все так касается меня, что мое сердце начинает прыгать.

    Любовь, таким образом, это переживание ценности. Это другое, это музыка, переживается мной как нечто ценное. Переживание ценности связано с этой эмоциональности. Только та ценность, которую можно почувствовать, экзистенциально релевантна.

    Второй пункт, который описывает наши переживания — этот момент прикосновения ценности другого ко мне, это переживание резонанса. Чувство глубокой обращенности ко мне. Это чувство не возникает из некоторого давления, которое оказывают на меня мои потребности, но оно возникает из резонанса, такого трепетания.

    Это существо самое глубинное во мне, самое внутреннее, оно начинает вибрировать, благодаря тому, что оно соответствует вибрации другого. Потому что к Я обращается некое Ты. Ты касаешься меня. Ты интересен для меня. Вот это некоторое родство между моим Я и твоим Я, оно вступает в резонанс.

    Потому что где то в глубинных основах мы родственны. Мы не знаем как, но мы начинаем любить. Может быть, иногда можно слышать, или мы сами так говорили, если мы с кем-то знакомимся или кого-то любим, то ощущение такое, как будто я этого человека всегда знал. Потому что в сущности, человек гораздо ближе к тому человеку где-то в глубинах, и чувствует себя родственному тому человеку.

    Это переживание резонанса с другим человком это глубокое феноменологическое видение сущности другого человека. Через мое существо я вижу существо твое. Карл Яспер сказал однажды:

    «С годами женщина становится все прекраснее, но только любящий видит это».

    Шеллер видел в любви высочайшую форму феноменологической возможности человека. Он говорил, что мы видим в другом его максимально возможную ценность. Не только то, что он есть, но то, что он может быть, что в нем еще дремлет. Эту спящую красавицу, которая спит. Мы видим то, что из него может стать.

    В любви мы видим человека в его потенциальности. У Гете было подобное же видение. Он говорит, что любовь делает нас зрячими по отношению к другому, но не только в том, что он есть, но и в том, чем он мог бы быть.

    Поэтому очень важно, чтобы мы любили наших детей, это дает им возможность расти к своему потенциалу. Мы видим, что этот ребенок, может быть, мог бы играть на инструменте, а другой радуется, когда решает математическую задачу. Мы видим что дремлет в детях. И если мы их любим, то мы хотим способствовать развитию этих потенциалов и пробуждать их.

    Любящий, у него есть чувство, что через это переживание резонанса мы принадлежим друг другу, и если я с тобой, то я думаю, что тебе хорошо, что я причиняю тебе благо. Что моя близость к тебе благотворна для твоего потенциала. И переживает обратное — твоя близость ко мне, твое присутствие делает мне хорошо и благотворно влияет на мой потенциал. Я могу быть в большей степени самим собой, и ты тоже самим собой.

    Самое прекрасное обобщение этого пункта сделал Достоевский: “Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог”. Это значит, феноменологически, каким он потенциально мог бы быть, со всеми потенциалами, которые в нем дремлят.

    Что мы еще переживаем?

    Итак, мы переживаем ценность и резонанс. А еще мы переживаем третий пункт. Это некоторую позицию.

    Две позиции, два особых способа отношений есть в любви. На основе переживания ценности и резонанса, во мне возникает позиция, решение, что «хорошо, что ты есть».

    Любящий переживают глубокую радость от того, что ты есть. Что такой вот как есть. Может быть не все идеально, но любящий принимает его всего со своими недостатками. И из этой позиции «хорошо, что ты есть», любящий хочет поддержать другого человека в его жизни, в его бытие.

    Мы хотим сделать все, чтобы другому было хорошо в его жизни, в его бытие.

    И на этой основе возникает еще одна позиция, еще одна форма отношений — любящий активен в этой поддержке другого. Любящий хочет другому добра. Он стремится к тому, чтобы защитить другого от страданий. Он не хочет, чтобы что-то злое совершалось в другим. Но хочет, чтобы тот развивался, и чтобы качество его жизни повышалось. И он хочет внести в это свой активный вклад.

    Августин описал любовь так: «Я люблю и поэтому хочу, чтобы ты мог быть». Я эту мысль назвал центральной мыслью о любви вообще. Это делает любовь порождающей, продуктивной. Любовь становится основой для общего будущего.

    Итак, что мы переживаем в любви: мы переживаем ценность другого человека, мы переживаем резонанс, мы переживаем импульс, чтобы другому было хорошо, и любящий, выражаясь просто, хочет сделать, чтобы другому было хорошо.

    Поэтому в любви содержится момент решения. Это также и решение. Мы вместе можем больше, чем если мы поодиночке.

    Следующий пункт состоит в том, что любовь хочет реальности. Она хочет воплотиться в почве, в реальности. Любовь влечет нас жить ею, осуществить ее.

    Что мы делаем, когда мы любим? Мы, например, дарим цветы, подарки, может быть, готовим друг другу что-то. Т.о. все это формы, в которых любовь материализуется. Человек хочет жить для другого человека. По крайней мере, в какой-то своей части.

    И в партнерской любви любовь желает сексуальности. (кроме любви к детям, естественно).

    Любовь не хочет оставаться только в мечтах, фантазиях. По крайней мере, если сексуальность невозможна, то хотя бы стихотворение написать:)

    Любовь хочет истины. Она хочет стать истинной. Любовь не выносит лжи, не-истины. Когда мы любим, мы легче верим другому человеку.

    Последний пункт — любовь хочет будущего. Длительности, сохранения.

    Она не хочет, чтобы завтра закончилось то, что мы сегодня переживали. Потому что мне хорошо с тобой, я хочу, чтобы это дальше продолжалось

    Любовь хочет стать продуктивной, принести плоды. Что мы вместе что-то делаем, даем чему-то возникать. И, естественно, что любовь хочет иметь детей. Которых мы имеем вместе, и получаем как некоторый знак любви.

    Швейцарский психиатр.. привел любовь в связи с заботой.

    Любовь, т.о,. связана с тем, что мы можем сделать что то для другого, позаботиться о нем, что-то взять в будущее.

    Теперь я хочу задать вопрос о психологическом фоне любви. Почему мы любим?

    Любим ли мы, потому что находим в другом что-то подобное нам? В соответствии «подобное тянется к подобному», или мы любим, наоборот, потому что мы различны, в соответствии с тезисом «противоположности притягиваются»?

    Насколько я знаю, психология эту дилемму до сих пор не разрешила. Ибо оба этих случая имеют ценность. Подобное нам знакомо, мы можем как-то опереться на это. Мне помогает это принять и себя лучше. Это усиливает, укрепляет меня в моем внутреннем. Здесь есть такое автоэротичное составляющая или некоторое нарциссическое составляющее в любви.

    А в любви к противоположному, к отличному, мы переживаем некоторое восполнение. Импульс, от того что он другой, некоторый рост.

    В христианстве есть интересная формулировка по этому поводу. Заповедь любви к ближнему, которая нам известна всем как заповедь «возлюби ближнего как самого себя». Если мы в оригинале возьмем эту фразу, то она означает: «Возлюби ближнего, ибо он такой же, как ты».

    Другой, таким образом, он с одной стороны другой, а с другой стороны – он такой же, подобный.

    То, что нам кажется другим, в основе своей, в глубине своей, он такой же, как я. Поэтому любовь к ближнему — это открытость. Она требует открытости по отношению к себе самому. К тому, что я не принял. Если я принял самого себя — я могу принять так же и тебя, другого. Гораздо меньше различий между мужчиной и женщиной, чем нам кажется с первого взгляда.

    В психотерапии часто говорят, что нужно сначала любить самих себя, прежде чем ты научишься любить других.

    Это так? И да и нет. Так же и здесь опять и то, и другое. Да в том смысле, что мне необходимо отношение к самому себе, и благодаря этому доступу к себе, это открывает мне доступ и к другому. Как я к себе отношусь, так в перспективе и к другим.

    Но здесь есть и нет. Потому что моя любовь к самому себе начинается с любви других ко мне. Другие люди, например, родители, которые меня любят, возжигают во мне любовь к себе самому.

    Любовь начинается с таро(?)… и наша любовь к самим себе раскрывается только тогда когда другие нас любили. Благодаря любви других я могу найти путь к любви к самому себе. Если мои родители любят меня, то я узнаю, что я такое существо, которое достойно любви, меня можно любить. И тогда возникает вопрос – могу ли я сам любить себя? И со временем я учусь.

    И так как родители меня любят несмотря ни на что, даже если иногда я плохо себя веду, я не всегда идеален, но это дает мне осознание, что во мне есть что-то такое ценное, что достойно любви. И это меня вводит в любовь к самому себе.

    И на почве этой любви к себе, через это чувство, что во мне, в моих глубинах содержится что-то, что достойно любви, я получаю некоторую чувствительность по отношению к другому. Это открывает во мне глаза, что я могу видеть что мы можем любить в другом.

    Счастье в любви означает, что я узнаю, что кто-то разделяет меня со мной. Это значит, что кто-ото приглашает меня быть с ним. Переживать другого полно.

    А другой имеет желание пережить меня целиком. Если я готов принять это приглашение, и я как бы соглашаюсь на это, тогда я действительно люблю. И тогда любовь действительно становится страстью.

    И она делает меня готовым на страдания. Хасидская мудрость говорит -любящий чувствует что другому причиняет боль. Так как мы любим, мы чувствуем что другому причиняет боль.

    Таким образом, любовь делает человека готовым принять на себя страдание. Например, ради детей, ради любимого человека. Т.к., потому что я люблю, я не могу тебя просто отставить в беде, я хочу причинить тебе добро, даже если мне это будет дорого стоить.

    Любовь порождает страдания, очень многообразные страдания. Она вызывает тоску, которая может сжечь наше сердце. Из неисполненности, из ограниченности мы можем причинять друг другу боль. Даже не желая этого.

    Если я страдаю, любящий страдает со мной. Страдание в любви всегда разделенное страдание. Мне не может быть хорошо, если плохо моему любимому.

    Иногда мы можем страдать от огня любви, от этого жжения, томления единства, томления в желании слиться, которое никогда не может быть исполнено полностью.

    Мы переживаем, что в конечном счете мы разделены несмотря на то, что мы вместе.

    Мы страдаем от того, что есть некоторое неравенство между нами. При всем резонансе, симпатии, другой все-таки не я, не идентичен со мной. Он никогда не может соответствовать мне во всем и полностью, он не я.

    Он переживает, думает и чувствует все-таки часто по другому. И даже в самой тесной любви я немного остаюсь в одиночестве.

    И это может иногда вызвать такую сдержанность в отношениях. Что человек не может как бы отдаться полностью в отношениях. Потмоу что другой не совсем идеален. .Человек ждет, может быть он что то еще и лучше встретит. Ну если не встретит, тогда останемся вместе. Но тайком ждут, потому что все еще чувство есть там такое — ну не совсем мы идеально подходим друг другу.

    Есть очень мало людей в мире, который идеально подходят друг другу. Идеалов в жизни вообще не бывает, только в фазе влюбленности.
    Несколько слов о влюбленности.

    Влюбленность это остаток рая на земле. В фазе влюбленности проблем нет. Человек на небесах и в его руках все силы мира. Ни сон, ни еда ему не нужны.

    Любовь, говорили мы до этого, это видящая, она видит существо другого. А влюбленность, говорят, ослепляет. Почему?

    Во влюбленности я вижу человека таким, как я желаю видеть. Я еще так мало знаю другого, и все те пробелы в знании другого, какие у меня есть, я заполняю своими желаниями.

    Т.о. я, собственно говоря, влюблен в свое собственное представление. И именно это делает любовь таким райским переживанием. Потому что в представлении моем нет никаких теневых сторон.

    Таким образом, во влюбленности речь идет, в первую очередь, обо нме, о мои фантазиях и моих идеализациях Мы видим в других его шарм, притягательность, эротичность. И все это такие некоторые винтики, на которые я могу повесить свои представления. Это околдовывает меня в другом. И даже те предметы, к которым он прикасается, и те меня очаровывают, что может привести даже к фетишизму.

    В завершении хочу сказать о сексуальность любви, об отношении этих двух понятий.

    Гомосексуальность может быть точно так же персональной, как и гетеросексуальность.

    Любовь и сексуальность не только направлена на продолжение рода, но они являются некоторым выражением общности и общения, которое принципиально открыто для появления третьего. Но это третее не обязательно должно быть ребенком. Это может быть какая-то задача, искусство, общий праздник жизни.

    Сексуальность означает, что телесное сочетается с психическим. В сексуальности мы имеем радость переживания жизненной силы через телесную чувственную плоскость. Благодаря этому то, что мы переживаем от другого, становится целостным.

    Но у сексуальности есть и другое лицо. Как описывает Мерло Панти. А именно то лицо, что в сексуальности я могу быть (стать) объектом для другого.

    Это значит, что сексуальность возможна и без того, чтобы люди любили друг друга. Чтобы эту радость жизни получить от другого или вместе с другим, и это тоже может означать момент счастья. Но это, конечно, не самая высшая форма счастья, если отсутствует уровень персонального отношения.

    Почему неверность причиняет боль?

    В неверности мы переживаем, что мы заменяемы. Например, заменяемы на уровне сексуальности. Значит, другому важен не я, но только моя функция. Это делает из меня объект. И то, что я хочу, к чему стремлюсь, чего желаю, что я хочу быть «я с тобой», и становиться больше Я, больше самим собой благодаря тебе, это рассыпается.

    Поэтому измена нуждается во времени, чтобы снова могло возникнуть доверие.
    Что важно в любви? Что я могу взять с собой?

    Любовь она требует от нас целостности. Что мы видим друг друга такими, какие мы есть, и в партнерской любви можем принести это на почву сексуальности. Что я могу пережить другого каков он есть всеми чувствами. Это самая интенсивная близость какая возможна.

    Любовь это отношение, встреча, опыт ценности другого, который обращается ко мне в моем существе, который приводит меня в резонанс со мной. Любовь поэтому интимна, принадлежит только нам двоим, она не публична, ее место под покровом стыда.

    И тем не менее, мы хотим чтобы она могла осуществляться в этом мире. И что она должна как-то проявляться в общественности, проживаться в совместности.

    Поэтому так важно, чтобы у нас было чувство этой тонкости и ценности, которая связана с любовью.

    Все в отношениях сохраняется. Даже когда мы порываем отношения, все, что мы вместе пережили, все в отношениях остается. Поэтому отношения нельзя просто прекратить. И если тот, кого оставляют, продолжает любить, он может на этой плоскости и дальше сохранять эту любовь. В той позиции, что у меня есть чувство, что я делаю своей любовью тебе хорошо. Но у тебя, по всей вероятности, есть чувство, что тебе моя любовь не делает хорошо. Не известно кто из нас прав. Может быть, я заблуждаюсь, может быть, ты заблуждаешься.


    Но если ты считаешь, что ты более счастлив с другим или с другой, (и здесь есть возможность, которая может быть не для каждого доступна), то я хочу в известном смысле в последнем акте любви дать тебе свободу. как выражение моей любви к тебе, оставить тебя в твоих новых отношениях, чтобы ты мог попробовать, испытать что для тебя благо. Может быть, тебе повезет, может быть нет, но это то последнее, что я могу для тебя сделать.

    И в чем я могу жить, в чем может моя любовь жить, хотя ты уже ушел от тебя — что я оставляю тебя потому, что я тебя люблю, и это значит, что я хочу тебе добра от всего сердца, даже тогда, когда это причиняет мне боль.

     
    Alenka, Вертоградарь, Lilja и ещё 1-му нравится это.
  11. Вертоградарь

    Вертоградарь Участник группы

    Хорошая статья!
     
  12. kv

    kv ADMIN

    Маас Х. Комплекс Лилит (фрагмент)


    Содержание комплекса Лилит


    Уже несколько тысячелетий женский образ разделен на образ Евы и образ Лилит, причем образ Евы (Марии) патриархат канонизирует, а образ Лилит связывает с демоном и накладывает на него запрет. Так, Ева олицетворяет собой женскую покорность, сексуальную пассивность, моногамию, самоотверженное материнство. Она ассоциируется с кухней, церковью и детской комнатой. В Лилит, напротив, воплощена равноценность и равноправие женщины, ее сексуальная активность и способность к наслаждению, она символизирует отказ от материнства.

    В Еве и Лилит мы узнаем две стороны женской сущности, которые чаще всего разделены и враждебно противостоят друг другу, они персонифицируют два противоположных женских типа – святой и проститутки.
    Ева – это покорная, целомудренная, верная, подчиняющаяся мужчине женщина, женщина-мать. Лилит же – чувственная, обольстительная, страстная, самостоятельная. Мужчины обычно хотят видеть в женщине оба этих аспекта, но одновременно боятся их. Они заглушают скуку и безрадостность существования в браке с «Евой» времяпрепровождением с проститутками и любовницами. А в попытке победить страх перед женской силой, страстью и независимостью пытаются бороться с аспектами Лилит в каждой женщине и морально подавляют их.

    К комплексу Лилит я причисляю три женских аспекта, которые, как правило, подавляются, отвергаются, отделяются, игнорируются, преследуются или находятся под запретом:
    1) равноценная женщина, которая не подчиняется и не привязывается к мужчине, а является равной, имея одинаковое с ним происхождение и равные права;
    2) сексуально активная женщина с собственной способностью к удовольствию и силой соблазнения; она не ждет, чтобы ее выбирали или «брали», она активно выступает за свои сексуальные потребности, заботится о своем удовольствии и может быть активной в любовной игре;
    3) враждебная по отношению к детям женщина, отказывающаяся от материнства, чтобы быть независимой и свободной от обязательств.

    Результатом комплекса Лилит является нежелание признавать право женщин на силу, удовольствие и свободу. От них ожидается покорность, целомудрие и забота. Этот комплекс прочно закрепился в культуре и начинает проявляться в отношениях ребенка с матерью в раннем детстве и невольно передается ребенку, если враждебный по отношению к детям аспект эмоционально не перерабатывается и не контролируется сознанием. Живой и имеющий потребности младенец неизбежно провоцирует неуверенность матери, и если эту проблему не решать, то виновником ее станет требовательный ребенок. Мы должны исходить из того, что не осознаваемые и не принимаемые во внимание слабости материнства (раздражение и неуверенность) бессознательно и необдуманно передаются ребенку, который, не понимая, что причиной проблемы является мать, в итоге чувствует себя надоедливым и обременительным. Слабые стороны материнства трансформируются в нарциссическую травму ребенка, если он начинает думать, что виновен в состоянии матери. Психосоциальные последствия комплекса Лилит являются губительными. Его общие симптомы у мужчин и у женщин выражаются в различных проблемах идентичности со всеми вытекающими отсюда страхами и неуверенностью в партнерских отношениях.

    Так, из юноши снова получается Адам, который для того чтобы быть сильным и могущественным, терпит только подчиняющуюся Еву, а девушка становится Евой, которая отрекается от самоценности только для того, чтобы ее терпели в отношениях. Став родителями, «Адам» и «Ева» препятствуют проявлению эмоциональной экспансивности и радостной активности своих детей и видят в них лишь объект для воспитания. Ребенок должен быть приучен к порядку, дисциплине и, прежде всего, к контролю над своими эмоциями и повиновению. Таким образом подавляется и сексуальное удовольствие, чтобы позже в сексе женщина была лишь только пассивной страдалицей, а мужчина превратился в бесчувственного пользователя.

    Тоска по матери приводит к поиску ее замены в партнерских отношениях, но результат никогда не сможет быть удовлетворительным. В силу обстоятельств, в частности господства патриархата, женщина занимает позицию подчиняющейся и зависимой и, мучая мужчину своими нереализованными ранними стремлениями и желаниями и терроризируя его своими разочарованиями и ненавистью, в конце концов разрушает отношения. Подавляя в себе Лилит, она становится недовольной, придирчивой и полной упреков. Мужчина же в комплексе Лилит остается нечестным и неуверенным в своей мужественности. Посредством денег, силы и претензии на авторитет он пытается скрыть свою проблему идентичности. Он важничает и старается создать такие отношения с мужчинами и женщинами, в которых он мог бы доминировать и контролировать. Нежность и основанное на доверии увлечение он считает для себя опасными, поэтому избегает их. В основе его отношения к женщинам часто лежит сексуальный интерес, в результате чего тоска по равноправной партнерше сходит на нет вследствие ее исключительно сексуального использования. Другая сторона этой скрытой проблемы выражается в импотенции. Не возбуждаясь, своим вялым пенисом мужчина «наказывает» женщину за то, что та живет как Ева.

    Как правило, он и она пытаются соревноваться друг с другом в обретении давно потерянного счастья. Каждый раз на стадии влюбленности им кажется, что новый партнер может и хочет осуществить все их стремления, и это длится до тех пор, пока оба не исчерпают себя в борьбе за внимание, признание и возможность быть принятым. Тогда их возникшая еще в раннем детстве и сохранившаяся в настоящем ярость от разочарования, которую они, собственно говоря, хотели бы направить против прежних, то есть внутренних родителей, выплескивается друг на друга, тем самым до основания разрушая любую нежную близость и понимающее единение.

    Страдания от ежедневных маленьких войн и вечно повторяющихся разочарований и обид, которые сопровождают брак, нужны для обоснования конфликта и для того, чтобы неосознаваемую и невысказанную горечь раннего детства не нужно было снова воспринимать как угрозу для жизни. Нестерпимая боль детства трансформируется в затяжную болезненную драму настоящего.

    Ни один мужчина не может стать мужчиной с «Евой». И ни у одной женщины нет шанса стать женщиной с «Адамом». «Адам» и «Ева» создают из своего комплекса Лилит несносную совместную жизнь, отравляют ее возрастающим разочарованием друг в друге и таким образом усиливают вполне предотвратимое страдание своих детей. В результате этого «Адам» становится воином, а «Ева» ведьмой.

    Сын может отделиться от матери и завоевать женщину как равную партнершу для жизни и секса только в том случае, если его тоска по матери утолена или он научился снова и снова оплакивать свой дефицит матери. Дочь только тогда больше не захочет видеть в своем партнере защищающую и оберегающую замену матери, когда сможет оплакать свой дефицит матери, разглядеть свою бессознательную идентификацию с ней и в результате болезненного перерезания пуповины научится ее преодолевать. К сожалению, реальность детства нельзя исправить, и испытываемый в то время дефицит не может быть восполнен постфактум, что так старается внушить и «продать» гедонистическая культура. Только боль «заземляет» несчастье и беду, к тому же не навсегда, а лишь в моменты, когда она прорывается, разбуженная воспоминаниями, вызванными внешними или внутренними причинами.

    Комплекс Лилит – это также одна из движущих сил женского движения за эмансипацию. В первую очередь, это движение против несправедливого доминирования мужчин, которые ради своего положения могут опираться на истину в высшей инстанции – Библию. Но, как мы видим, это толкование неверно, потому что оно как раз скрывает существование Лилит и незрелость Адама.

    В такой важной борьбе за женские права мужчину порой представляют противником, хотя он также страдает от дефицита матери. Женская сексуальность в ее мастурбирующем и лесбийском варианте охотно идеализируется, а проблемы материнства часто остаются в тени.

    В борьбе женщин за право на профессиональную деятельность и равноценную социальную карьеру материнство охотно отрицается и обесценивается, детские ясли с преждевременным расставанием ребенка с матерью считаются не только возможными, но и необходимыми. Таким образом, дефицит матери, который во многом объясняет комплекс Лилит, неизбежно передается следующему поколению.

    Враждебность по отношению к детям является важнейшей частью этого комплекса, который, на мой взгляд, разрушает культуру и является основным источником насилия и войн. Срабатывает архетип ужасной всепожирающей матери, которая похищает и убивает новорожденных, пьет их кровь и высасывает мозг из их костей. Поэтому и в наши дни, например ортодоксальным еврейским роженицам надевают амулеты. В мифологии многих народов есть похищающие детей и пьющие у них кровь существа, которые также предстают в образе обольстительных женщин, указывая тем самым на универсальный архетипический мотив.

    Пациенты с трудностями в идентичности, нарушениями самооценки и состояниями страха, то есть с симптомами ранней структурной патологии личности, в рамках глубинно-психологического анализа сообщают об очень страшном опыте отвержения своими матерями. Зачастую они пережили раннее отделение от матери и были жертвами нарциссического злоупотребления своих матерей. Возникают душераздирающие, мучительно-болезненные воспоминания, в которых мама была «требующей» и «высасывающей все соки», а пациент, будучи ребенком, находился в распоряжении матери для удовлетворения ее потребностей. Эти воспоминания часто вызывают ярость и отвращение.

    Враждебность матери по отношению к детям сама по себе не является угрожающей и обременяющей проблемой, это скорее вытеснение проблемы и отрицание комплекса Лилит. Миф о Лилит показывает нам всего лишь нормальную и неизбежную сторону женственности: оправданное непринятие материнства, потому что материнство существенно ограничивает свободу, профессиональную и социальную равноценность, а также достаточно часто на некоторое время – сексуальный интерес и способность получать удовольствие. Большинство женщин отвергают эти факты преувеличенным чувством материнства или участием в эмансипации с ее идеологической борьбой за права женщин, в которой мало место для детей.

    Согласно огромному терапевтическому опыту, мы должны исходить из того, что ребенок чувствует отношение матери задолго до того, как может его осмыслить и изложить с помощью человеческого языка. В результате современных исследований грудных детей стало известно, что между матерью и ребенком с самого начала осуществляется взаимная коммуникация, младенец является не только пассивным получателем хорошей или плохой материнской заботы, но и сам активно участвует в отношениях. Для этого он имеет множество рефлексов и врожденных коммуникативных способностей, которые помогают устанавливать контакт и регулировать отношения (подробно об этом см.: Dornes, 1993, 1997). Таким образом, каждая мать неизбежно вспоминает свой собственный детский опыт, и ребенок общается с «внутренним ребенком» своей матери. Д. Штерн (Stern, 1995) говорит о специфической «конъюнктуре материнства», в которую каждая женщина попадает после рождения своего ребенка, куда бессознательно поступает опыт взаимодействия с собственной матерью, опыт дочери и сознательное понимание происходящего ставшей матерью женщины с осознанным и желаемым отношением к своему ребенку. Эта важная способность матери к эмпатическому чувствованию своего ребенка в основном определяется опытом собственного раннего получения материнской заботы.

    То, как родная мать понимала и реагировала, как она принимала и ограничивала, как она проживала свою любовь и передавала свои затруднения, безусловно, накладывает стойкий отпечаток на собственное материнство. Состояние матери, ее страхи и сомнения, неуверенность и амбивалентность, ее отказы и разочарования, а также ее любовь и понимающая эмпатия передаются, прежде всего, на физическом уровне, причем качество взглядов и прикосновений, манера держать и носить ребенка, а также мимика, жесты и голос оказывают основное воздействие. Не зря «блеску в глазах матери», ее по большей части положительному отношению к существованию ребенка и доброжелательному признанию детских потребностей приписывается создающее самооценку действие.
    На многих сеансах терапии мне приходилось быть свидетелем отчаянной растерянности людей и их глубочайшей паники, когда они осознавали, что никогда не видели нежных взглядов своей матери, а бывало, что и вовсе никогда не встречались с ней глазами. Бессознательное отношение матери к своему ребенку, в том числе ее непереработанный и неосознаваемый ранний опыт, воздействует на ребенка ощутимо сильнее, чем ее сознательное, желаемое, а также приобретенное посредством изучения литературы и консультаций чувство материнства. Так, активный и естественный в поведении и реагировании ребенок подвергается угрозе материнского отвержения, поскольку ставит под сомнение компенсацию ее собственного раннего травматического опыта. Молодая мать, отрицающая у себя наличие элемента комплекса Лилит, отвергает и боится ребенка в силу того, что ее независимость и сексуальность долгое время будут ущемлены, передает ребенку свое неприятие вследствие нечестности, завышенных требований или раздражения и своей собственной нарциссической травмой снова порождает «раннее нарушение».

    Фрейду пришлось придумать эдипов комплекс, чтобы сексуализировать широко распространенную фиксацию сына на матери и чтобы ранняя психосоциальная трагедия смогла получить, к сожалению, неправильное объяснение, основанное на теории инстинкта. То, что ортодоксальный психоанализ Фрейда злоупотребляет мифом об Эдипе и преобразовывает чудовищную вину родителей, которые хотели убить своего ребенка, в мнимую психологию сексуального развития, привело к тому, что психотерапия стала способствовать отрицанию комплекса Лилит.
    Мой опыт психотерапевта убеждает меня, что развитие эдиповых невротических конфликтов связано с защитой от угрожающих аспектов психики, вызванных ранним отвержением и обесцениванием. Все терапии, которые долго и интенсивно занимаются выявлением бесконечных человеческих осложнений и находящихся на первом плане невротических кризисов и обид, создают риск «культивации» последствий бед раннего детства, чтобы скрыть принципиальную причину неуверенности в жизни. Я согласен, во многих случаях паника раннего возраста так и не может быть обнаружена, так как психотерапевтической сессии или удерживающей силы психотерапевта и социальной среды недостаточно для того, чтобы осознать и эмоционально проработать невообразимые ужасы раннего этапа развития. Во всяком случае кушетка, как правило, не место, где с доброжелательным терапевтом могут быть обнаружены и проработаны убийственная ярость, глубочайшая ненависть, острая боль, гнетущее отвращение. Ранние аффекты и стремления являются настолько сильными, что необходимо создавать другие условия для терапии, что мы и пытаемся реализовать в аналитической телесной терапии с группой «материнского тела» в постоянном защищенном месте. Клинический опыт, который мы можем получить на этой сессии, указывает на то, что дети с ранним дефицитом матери, то есть с нарциссической травмой, все еще пытаются получить любовь матери всеми возможными способами, так как недостаток любви угрожает их выживанию.

    У мальчика сексуализация отношений часто является попыткой «обладать» матерью, у девочки же – хоть что-то получить от отца в качестве компенсации. Пробуждающийся интерес к гениталиям, увеличивающаяся осведомленность о половой жизни родителей вместе с фантазиями дают надежду найти в сексуальности тайну любви и возможность ее высвобождения. Мы не можем согласиться, что так называемая «эдипальность» является нормальной фазой психологического развития, в которой сын страстно жаждет мать и хочет избавиться от отца. В любом случае в основе таких желаний лежат «ранние нарушения». Тогда в эдиповом комплексе должен компенсироваться дефицит матери в раннем возрасте, что, конечно же, недостижимо, но гарантируется сильная фиксация на матери и замещающие конфликты, которые, правда, могут давать некоторое душевное равновесие. Миф об Эдипе описывает последствия родительской вины: если они не хотят принимать своего ребенка, отец и сын втягиваются в смертельный, провоцируемый отцом конфликт – символ воинственной власти между мужчинами, а мать и сын вступают в непозволительный брак – что может знать только мать – символ несчастливых и разрушительных партнерских отношений. И то и другое является следствием ненависти и трудностей идентичности, вытекающих из трагедии раннего детства (см. также: Maaz, 1998).

    А вот комплекс Лилит символизирует, прежде всего, мужскую и женскую незрелость, которая является следствием ранней неудовлетворенной потребности в матери. «Адам» и «Ева» передают свою родительскую незрелость детям, поскольку в большей степени ожидают от них удовлетворения своих собственных потребностей, не умея воспринимать и по возможности удовлетворять желания своих детей. Комплекс Лилит делает женщин лживыми матерями, которые разыгрывают перед детьми больше любви, чем могут дать на самом деле. Так и не познав в свое время, что такое безусловная материнская любовь, за свои напряженные старания они бессознательно хотят быть вознаграждены хотя бы своими детьми, любовь которых они эксплуатируют, что ведет к «отравлению материнством».

    Мужчины в комплексе Лилит остаются привязанными к матери, инфантильными юношами и впоследствии становятся фрустрированными, избегающими своих детей отцами, потому что с ревностью и обидой реагируют на отношение своих жен к детям, даже если чувство материнства воспринимается ими только как неудовлетворительное и натянутое. Таким образом, мужчины оказываются несостоятельными в функции отца и становятся дополнительной обузой для своих и без того уже чрезмерно нагруженных жен.

    Женщина, отрицающая Лилит и живущая как Ева, своим бессознательным отречением и своей урезанной однобокой женственностью обязательно причинит вред своему ребенку. Это объясняет высокую частотность нарциссических личностных расстройств у многих людей, так что мы имеем основание для объяснения растущей опасности нарциссической патологии общества, которая набирает обороты. Того общества, которое вынуждено создавать все больше вторичных нарциссических источников удовлетворения и таким образом способствует деструктивному характеру мании индивидуального и массово-психологического уровня.

    Мужчина, который отрицает Лилит и живет как Адам, неизбежно видит в своем ребенке соперника за благосклонность матери. Поэтому он будет запугивать ребенка и злоупотреблять им. Его ярость от разочарования направляется в адрес партнерши, он бежит к проституткам, в алкоголь, работу или борьбу за власть.

    Женщина, которая интегрировала в себя Лилит, желала бы для себя мужчину-партнера, который, будучи другим, но равным ей, дополнил бы ее. Которому она не могла бы и не хотела бы подчиняться, борьба за соперничество с которым не изнурила бы ее. Она становится матерью, осознавая связанные с этим ограничения и добровольное стеснение, что позволяет ей открыто принимать ребенка, чувствовать боль от неизбежного дефицита и учиться эту боль выражать. Такая женщина отважится признать, прежде всего перед ребенком, что она может испытывать по отношению к своим детям также отвержение, страх и ненависть, но это – в первую очередь ее проблема, и что она относится с пониманием к тому, что ребенок реагирует на это возмущением и беспокойством.

    Признанная правда никогда не будет иметь разрушительных последствий, ложная же любовь и скрываемая позиция наверняка станут причиной конфликтов, болезней и насилия. Честная мать с самого начала также положительно отнесется к отделению и самостоятельности своего ребенка.

    Мужчина, который интегрировал в себя Лилит, не захочет видеть в своей женщине «мать»: равная партнерша станет ему обогащением, дополнением, вызовом, с ней его жизнь будет активной, творческой, основанной на разделении труда. Это мужчина, отделившийся от матери, действия которого являются открытыми, и ему не нужно добиваться чего-либо, спорить и доказывать свою точку зрения. Он в состоянии не только выдерживать свое одиночество, но и наслаждаться своей уникальностью и особенностями. Ребенок для него не является соперником, воспитание для такого мужчины – естественная задача, и этот процесс позволяет ему становиться учителем, мастером и образцом для подражания. В отличиях поколений он видит проявление активного процесса развития.

    Особая трагичность в отношениях между матерью и ребенком заключается в том, что материнская любовь становится отравой. Мать и ребенок больше не в состоянии понимать друг друга. Мать убеждена, что ее действия обусловлены любовью, а для ребенка эта любовь становится ядом, так как его потребности отличаются от тех, какие она хочет удовлетворить. Оба чувствуют себя непонятыми и делают друг друга несчастными, не зная и не понимая, почему они не в состоянии это изменить. Оба чувствуют себя правыми и оба поступают неправильно. Предупредить эту трагедию поможет только широкое просвещение и избавление от комплекса Лилит.
    Ламашту- и Иштар-аспекты Лилит. Юнгианец Зигмунд Гурвиц олицетворяет две стороны сущности Лилит посредством богинь Ламашту и Иштар, известных со времен вавилонской письменности.

    Ламашту объединяет с Лилит то, что и та и другая «посягают на беременных, уже испытывающих схватки женщин». Ламашту-аспект в Лилит символизирует похищающую и убивающую детей дьяволицу и страшную, пожирающую мать. Иштар-аспектом подчеркивается ее роль соблазнительницы, богини чувственной любви и наслаждения – недаром Иштар является богиней защиты храмовых жриц. В странах Востока она почитается как небесная богиня. Как защитница жриц и соблазнительница Иштар лучше всего освещена в эпосе о Гильгамеше. В комплексе Лилит оба этих аспекта остаются неосознаваемыми. Для мужчины это, вероятно, существенная причина амбивалентности страха и очарования по отношению к женщинам. Так, он может быть очарован Иштар-аспектом в женщине «Лилит», но если он при этом скован страхом, его Эрос и чувство остаются разобщенными.

    Если мужчина хочет интегрировать Лилит, он должен научиться и поддаваться искусству соблазнения женщины, и противостоять ему. Он должен развивать в себе обе эти способности и нести ответственность за то, как он отвечает на соблазнительные предложения. Аналогично можно относиться и к стремлению женщины доминировать и властвовать. Мужчина может научиться наслаждаться тем, что им управляют, или же предъявить претензию на собственные права. Однако из страха перед «пожирающей матерью» он может навсегда остаться в состоянии боевой готовности и, таким образом, никогда не сможет радостно пережить расслабляющую потерю контроля.

    Женщина будет отрицать в себе аспект Ламашту и считать себя любящей и защищающей детей матерью. Но в ее бессознательном злая, враждебно относящаяся к детям пожирающая сторона будет действовать неизвестным ей самой способом. Эти темные силы ведут к тому, что она всячески будет препятствовать развитию своих детей и, прежде всего, уничтожит их самостоятельность и живость.

    Ундина пришла в терапию из-за панических атак, тахикардии, расстройств сна и болезненных судорог. Она чувствовала себя как в клетке. Раздражение и беспокойство держали ее в постоянном напряжении. Но внешне она всегда казалась спокойной и сдержанной, по ней никогда не было заметно, какие душевные муки она переживала. К ней тянулись, потому что каждый мог обратиться к ней за советом или помощью, – только для себя она ничего не могла попросить у других. Она не хотела никого обременять, чувствуя, что может слишком многого потребовать, и считала себя недостойной любви, особенных знаков внимания и симпатии. Важным и в итоге целебным моментом ее терапевтической работы было осознание внушенной матерью мысли, что она должна быть просто милой и славной, почти незаметной, не обременяющей и не мешающей. Соответствие ожиданиям матери явным образом было связано с правом на существование: «Если ты будешь шумной и дерзкой, то ты для меня умрешь!» Когда однажды в возрасте пяти лет она на один день раньше вернулась домой от бабушки и дедушки, так как очень скучала, мама отреагировала: «Сегодня ты для меня не существуешь!».

    Слезы, крик, смех и неистовство – все отчетливые проявления живости характера – были для Ундины угрозой отвержения. Комплекс Лилит матери она похоронила в своем «теле». В ней бушевала жизнь, которая не смела проявиться и освободиться. Неудивительно, что сердце начинало учащенно биться, давление повышалось, а чувство паники подавало сигнал об угрозе для жизни, как только ей не удавалось сдержать в себе проявления живости.

    Ундина должна была найти способ выражения для своих вытесненных потребностей: ярости, боли, радости и удовольствия. За каждый шаг освобождения своей живости она платила отчаянным страхом, упреками, сомнениями и чувством вины. Наконец, она осознала трагичную неудовлетворенность своей матери, для которой она не имела права быть обузой и которой она даже была вынуждена оказывать поддержку посредством своего необременяющего очарования. Мать питалась ее энергией. Комплекс Лилит сделал ее матерью-вампиром.

    Бессознательно идентифицируясь с аспектом Иштар в Лилит, женщина развивает в себе силу соблазнения, которая придает всем отношениям оттенок эротики и сексуальности и которая позволяет беспорядочно спать со многими мужчинами только для того, чтобы их очаровать и затем бросить. Будучи проституткой от природы, свою чувственность и страсть к наслаждениям она использует для заключения сделок.

    Женщина, которая подавляет и отрицает враждебность по отношению к детям, стремление к власти и обольстительность, неизбежно способствует «материнским нарушениям» у своих детей.

    Мужчина, который не хочет оставить свою поглощающую мать и не осмеливается решать свою проблему с Анимой, будет подавлять свои чувства, впутается в борьбу за власть и не сможет насладиться полнотой удовольствий и лишенной страха зрелостью. Страх перед отнимающей жизненную силу матерью, соединившись со страхом перед властью и привлекательностью женщины, может сделать его импотентом. Он остается неуверенным, избегает ответственности, предает своих детей, которых оставляет на мать, и трансформирует свои слабости и обиду в ненависть и насилие. Всем нам знакомы почти гротескные ситуации, когда мужчины-грубияны, а то и извращенцы, наедине со своими женщинами становятся «ягнятами». Темные стороны немецкой истории также связаны с проявлением этого феномена.
     
  13. kv

    kv ADMIN

    Глубинный смысл предательства

    С именем Аллаха, Милостивого и Всемилостивого!

    Доверие чаще воспринимается как недостаток, нежели достоинство. «Закаленные жизнью» выставляют недоверие как защиту от боли, испытанной когда-то в прошлом. В молодежной среде (в основном в социальных сетях) особенно популярны призывы к недоверию и непрощению, потому что это «все равно что дать вторую пулю тому, кто не попал с первого раза». Как странно слышать подобное от людей молодых и открытых жизни. Наверное, мы стали раньше времени умными… и бездушными.

    Есть один хадис, который разбивает доводы подобной «пропаганды» вдребезги.

    Это один из хадисов Кудси, в котором говорится: «О люди! Почему вы совершаете добро только тем, кто делает вам добро, и относитесь хорошо только к тем, кто относится к вам хорошо? Почему вы разговариваете только с теми, кто разговаривает с вами? Почему вы почитаете только тех, кто оказывает вам почет? Ни одному из вас не дано преимущества над другим. Поистине, уверовавшие это те, которые уверовали в Аллаха и Его Посланника, это те, которые делают добро даже тем, кто причинил им зло, это те, которые прощают даже тех, кто лишил их и отказал им,это те, которые доверяют даже тому, кто их предал, это те, которые оказывают уважение даже тому, кто их унизил»

    Каждому человеку знакомо предательство. Иногда это ощущение возникает, даже если тот, кому мы доверяем, ведет себя с нами естественно и честно. Ни мир, ни семья, ни друзья не обязаны соответствовать нашим ожиданиям, все живет своей жизнью, и уже это может восприниматься нами как предательство. И кто осмелится после пережитой боли снова поверить? Мы подсознательно считаем доверие предпосылкой предательства и поэтому заранее отказываемся доверять, невзирая на реальность, в которой могут встречаться надежные и честные люди.

    «Поведение человека во многом определяется индивидуальной историей, – пишет Дж. Холлис. – Тогда формировать новые, доверительные отношения – значит заранее допускать возможность предательства. Отказывая человеку в доверии, мы не устанавливаем с ним глубоких и близких отношений. Не вкладывая ничего в эти глубокие и рискованные отношения, мы препятствуем установлению близости. Таким образом, парадоксальность бинарной опции «доверие – предательство» состоит в том, что одна из ее составляющих обязательно предопределяет другую. Без доверия нет глубины; без глубины нет настоящего предательства».

    Другими словами, только открывшись человеку, мы можем быть с ним близки. Но при этом мы более уязвимы. Такова цена настоящих отношений. Но какова цена предательства? С одной стороны, это подорванное доверие, разрушение ожиданий, а с другой – божье благословение. Звучит абсурдно, но давайте посмотрим на это иначе. Каждый из нас находится на пути земного путешествия, где одна из главных задач – это воспитание высокой нравственности, как говорил Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Это воспитание возможно только через преодоление трудностей, подобных предательству. Подобные «удары жизни» – это условия предписанной нам задачи. И если задача решена, то человек больше не сталкивается с ней. Если после предательства вы решили «больше никогда не доверять», то вы столкнетесь с подобной ситуацией еще и еще.

    Почему? Потому что «не доверять» – это неверное решение. Правильное решение в том, чтобы сохранить способность к доверию несмотря на испытанную боль и разочарование. Вот в этом благословение предательства. Потери, печаль и предательство означают, что мы не может все контролировать, все удержать, принять все и всех и обойтись без переживания боли. Но вместе с тем подобные испытания дают нам толчок к расширению сознания, к росту души. Много ли нужно мудрости, чтобы испытав предательство, решить больше никогда никому не верить? Но действительно нужно мужество и большое сердце, чтобы снова поверить, чтобы снова открыться новой жизни, чтобы простить предателя и помолившись за него и за себя, прожить боль и идти дальше. Мы все испытания друг для друга.

    И хотя хорошие отношения – это одно из благ, все же это не конечная цель нашего существования. Задача каждого из нас, как было сказано выше, воспитать в себе высокую нравственность, очистить намерения, вернуться к состоянию непорочного сердца, с которым мы родились на свет. Быть взрослым по поступкам и годам, но ребенком – по чистоте сердца и непорочности души. Вот в чем задача.

    Верующий – это человек, который живет в мире доверия, любви и согласия. Не потому что его не предают, не обманывают, не причиняют боли. А несмотря на то что его иногда предают, обманывают и причиняют боль. Не следует понимать это как призыв к наивности. Но это призыв к вере – к тому, чтобы верить в людей, доверять им, открывать им свое сердце. Альдо Каротенуто писал: «Нас могут обмануть лишь те, кому мы доверяем. И все-таки мы должны верить. Человек, который не верит и отказывается от любви из страха перед предательством, скорее всего не будет испытывать эти муки, но кто знает чего ему еще придется лишиться?..»

    Доверять – значит открывать сердце и любви, и боли одновременно. Но не доверять – это значит жить с болью постоянно. Это боль, порождаемая неверием в других, боль собственной слабости и боль отсутствия любви, которая не может возникнуть без доверия к другому.

    Ася Гагиева
     
  14. kv

    kv ADMIN

    Олег Телемский

    О Великой Змее.
    (сказка)

    Сегодня Ночью, Месье поведал мне притчу.
    Когда-то, в давние времена, жил на земле могучий дервиш, который смог подружиться с королевской коброй.
    И захотел дервиш обрести величие на все времена. Потому стал говорить так - "Истинно Аллах запрещает самоубийство. Но всякий кто произнесет исповедание веры поцеловав мою кобру в голову, тот час будет в раю как истинный мученик, если же он останется жив и она не ужалит его, благословение будет на нем до конца дней его.
    И вереницей потянулись люди к дервишу. Фанатики, разочаровавшиеся в жизни, неизлечимо больные, шли они к Королевской Змее дабы запечатлеть ее смертельным поцелуем.
    Порой случалось чудо и кобра не наносила удар, видимо устав от частых представлений. Порой, отдельные факиры и змееловы приучившие себя к яду с детства, получали укус но выживали и пользовались славой святых. Но то были редкие исключения. Как правило результат был один, ведь корбра не утратила свой яд, а приумножила его дружбой с странным дервишем.
    Больше всего же шло тех кто хотели посмотреть на представление. Щедро платили люди дервишу, ибо человек может бесконечно смотреть на три вещи - огонь воду и чужую смерть.
    Однажды, к дервишу пришел юноша. Странен был блеск глаз его, и не объяснил он причин по которым просил испытания. Но когда пред сотней зрителей вышел он на арену и поцеловал кобру, кобра безвольно опустилась на землю точно мертвая.
    В ужас пришел дервиш, ворвался в круг,и схватил мертвую кобру. "Ты убил ее, мерзавец" закричал Дервиш, но когда рука его схватила кобру чтобы выбросить ее за круг, кобра ожила и нанесла последний удар дервишу.
    Проснувшись, смутился мой разум. Что хотел сказать мне, мой повелитель? Я - тот юноша, который усыпил кобру, своим бесстрашием? Или я - злой и лживый дервиш, который создал коварную иллюзию? О чем наставляет меня, мой господин, что пытается сказать.
    Так пребывал мой разум в смущении, один час и одну минуту, как заговорил со мной Он из рубинового озера.
    О, наивный глупец, не порть моих притч унылой моралью и назиданием точно жалкий белосветник, не дослушав их до конца. Юноша что поцеловал змею, был сыном этого дервиша. о котором не ведал он. И в миг когда упал дервиш сраженный ядом змеи, тот час снял он его тюрбан и занял его место хранителя Змеи. Я здесь не для того чтобы хвалить или обличать того кто есть луч от солнца моего и пена от волны моей. Я здесь чтобы играть. Жаль что не узнал ты, ведь притча моя - не о дервише и не о юноше а о змее, и хоть звучит она непохоже - она о том же что моя первая притча о саде. И кто тебе сказал что дервиш был плох, и что укус был карой? Иль наградой для друга змеи была бы долгая смерть в своей постели от старости и болезней? Человек смертен, звезды гаснут а вселенная сжимается, но приходят новые люди новые звезды и новые вселенные. И нет тут морали.
    Змея - есть фарр, Госпожа Господ. Покуда господин несет огонь, змея пребывает с ним в союзе. Но когда приходит время, и сила оставляет господина, Змея, оставаясь его другом наносит последний удар милосердия, избрав себе другого господина. Такова судьба короля жреца, такова правда жизни, таков полет стрелы. Так что возлюби змею превыше близких и дальних, и танцуй, покуда позволит тебе твоя Змея.
     
    Julia нравится это.
  15. kv

    kv ADMIN

    Мы предъявляем друг к другу определенные ожидания, но если они остаются неосознанными, то разрушают всякую гармонию и близость, которые мы хотим создать. Они превращают другого человека в объект наших желаний. Мы предъявляем ожидания к ситуациям и к жизни вообще. Это эффективно блокирует рост более глубокого пространства доверия и благодарности. Вместо того чтобы осознать страх, мы движемся в состояние требовательного ребенка и чувствуем, что другие люди, ситуации или жизнь превращают нас в жертву. Чтобы больше осознавать требовательность, нам придется исследовать собственные ожидания.

    Войти в контакт с моими собственными ожиданиями – один из самых трудных аспектов работы над собой. Прежде всего, не хочется признавать, что они у меня вообще есть – ведь я такой духовный человек. Интеллектуально я принимаю, что одинок; но когда кто-то меня разочаровывает, я могу убить – вот и все мое «принятие». Я полон ожиданий. Я ожидаю от людей, что они дадут мне столько же, сколько даю им я. Я ожидаю от людей, особенно от хороших друзей, чтобы они всегда были ко мне справедливы. Я ожидаю от тех, кто мне близок, чтобы они были правдивыми, чтобы на них можно было положиться, и чтобы они меня понимали. И этот список нескончаем.

    Вот некоторые способы, помогающие вывести ожидания на поверхность:

    1. Один из способов – замечать, когда мы чувствуем разочарование и реагируем в ответ. Это может выражаться либо в обвинении и гневе, либо в резком отсечении контакта и «уходом в себя». В зависимости от темперамента мы можем выбрасывать гнев или разочарование на другого за то, что он не осуществил наших потребностей, или тихо про себя поджаривать его на медленном огне – «взрывать» или «зарывать» реакцию, ответные действия. Я делаю то и другое, но более склонен к «взрывам». В сущности, и то и другое – все равно ожидания. Смущение вызывает то, как много их в нас. Именно поэтому мы не хотим на них смотреть. Каждый раз, когда мы чувствуем разочарование или гнев, это сигнализирует о неисполнившемся ожидании. Каким оно было?

    Я особенно чувствителен к тому, когда люди принимают позу гуру и притворяются просветленными. Это приводит меня в бешенство. Почему? Потому что я ожидаю от людей, чтобы они были честными, в особенности в таком важном вопросе, как просветление.

    Недавно у меня случился конфликт с одной из моих ближайших подруг. Я почувствовал, что меня предали, потому что со мной обошлись невнимательно и несправедливо– И, казалось, я не могу этого ей простить. Почему? Потому что ожидал , что она не будет вести себя со мной подобным образом. Прощение лишено глубины и бессмысленно, пока мы не разоблачим собственных ожиданий.

    2. Другой способ разоблачить ожидания – исследовать, что стоит за нашими суждениями. Часто за суждением кроется то, что мы хотим или ожидаем от другого. Я нахожу это высокоплодотворным способом обнаружения собственных ожиданий. Часто я бываю настолько «праведным» в своих суждениях, что не иду в глубокое исследование того, какая рана была затронута неудовлетворенным ожиданием.

    3. Третий способ начать распознавать ожидания – выбрать кого-то, с кем мы по-настоящему близки, и посмотреть, в чем мы обвиняем этого человека. Обвиняем за все, что в нем (или в ней) неправильно, что он нам недодает, в чем должен измениться. За каждым из этих обвинений скрывается ожидание.

    4. Кроме исследования того, что стоит за гневом, суждением и обвинением, мы можем поискать ожидания в разных областях нашей жизни. Что мы хотим в сексе? Какого сексуального поведения мы ожидаем от другого? Какого эмоционального присутствия мы хотим от другого человека? Каким хотели бы видеть любимого человека в духовном плане? Каким должен быть партнер «в энергии» – зрелым, сильным, ясным, центрированным или уверенным в себе? Способен ли он сказать нам «нет»? Должен ли он быть радостным, творческим и утверждающим жизнь?

    Исследуя ожидания, мы можем также обращать внимание на то, что происходит в теле, когда всплывает и осознается каждое из них. У некоторых эта реакция может быть очень сильной, у других – слабой.

    Позитивные ожидания

    Когда ожидание не осуществляется, мы «взрываем» или «зарываем» реакцию и наши ответные действия. Позитивные ожидания стоят за гневом и осуждением и прикрывают дыру внутри. Не желая чувствовать страх и боль, мы превращаем свою энергию в ожидание, что кто-то или жизнь заполнит эту дыру. Ребенок внутри убежден в том, что его потребности заслуживают осуществления. Убежденность питает позитивные ожидания. Я называю их позитивными в том смысле, что, по крайней мере, это какая-то энергия, к которой мы можем подключиться. Когда в ожиданиях есть энергия, это помогает осознать неосуществленную потребность и исследовать ту «дыру» внутри, которую она прикрывает.

    Негативные ожидания

    Негативные ожидания заключаются в отрицании того, что мы действительно чего-то хотим или ожидаем. Отрицание делает наши ожидания гораздо более трудными для понимания, потому что подавляет их энергию. Так происходит, когда мы утверждаем, что у нас нет потребностей и желаний, когда чувствуем, что недостойны их, когда не уверены, что чего-то заслуживаем. Наши ожидания оказываются глубоко «закопанными». Не сомневайтесь, они остались теми же, но теперь добраться до них труднее. Кто-то из нас живет в иллюзии, что ему ни от кого ничего не нужно. Некоторых заставляет блокировать любое проявление ожиданий стыд. И тогда подавленные разными способами ожидания дают о себе знать в форме необъяснимых обид, хронической депрессии, «стервозности», пассивной агрессии и прямого насилия.

    Мы прикрываем свои потребности такими убеждениями, как:
    1) «нуждаться в чем-то плохо; мы должны научиться заботиться о себе сами»;
    2) «бессмысленно что-то хотеть или в чем-то нуждаться, потому что это в любом случае никогда не исполнится»;
    3) «выражение потребности принесет только разочарование, поэтому зачем создавать себе трудности?»

    Мы можем совершенно не признавать своих потребностей. Мы отрицали их так долго, что перестали их чувствовать. Отрицательные ожидания находятся в самой глубине нашей внутренней боли; они создают глубокое отчаяние и мысли, что мы никогда не будем любимы, приняты или поняты.

    Предлагаю вам уделить какое-то время исследованию ваших собственных отрицательных ожиданий. Что произойдет, если вы действительно откроетесь на глубоком уровне? Ждет ли вас разочарование? Всегда ли происходит именно так? Наши отрицательные ожидания очень сильны, потому что становятся самоосуществляющимися пророчествами.

    Приходят ли наши ожидания в форме гнева, разочарования или обвинения (позитивные ожидания), или могут иметь отрицательный смысл, прикрывающий желания и потребности (негативные ожидания), в равной мере они все заслоняют внутри нас глубокую рану и голод. Когда мы смотрим наружу из сознания Ребенка, реальность настоящего оказывается искаженной. Наш Внутренний Ребенок проецирует на настоящее то, что пережито давным-давно в прошлом, со всеми страхами и недоверием, которые возникли из личного опыта. Настоящее может на самом деле быть гораздо более безопасным, любящим и принимающим, чем кажется, но мы этого не можем увидеть. Мы реагируем так, как реагировал бы ребенок. Если мы хотим освободить этого Ребенка, придется разоблачить все заслоняющие его прикрытия.
    Без осознанности и понимания легко чувствовать себя жертвой любимых людей или самой жизни. И обвинять других в том, что происходит, вместо того чтобы увидеть, что это создаем мы сами. И только смотря на свою жизнь с осознанием, мы можем начать что-то изменять, привнося в процесс глубокое сострадание и прозрение.

    — Томас Троуб,
    "Лицом к лицу со страхом. Путеводитель на пути к близости"
     
    Ира нравится это.
  16. kv

    kv ADMIN

    «Малышка,
    Недавно мы с мамой искали кое-что в Google. В ответ поисковик случайно выдал список самых популярных запросов в мире. Наверху списка значился вопрос: «Как удержать мужчину».
    Этот запрос обескуражил меня. Я бегло просмотрел несколько из бесконечных статей о том, как быть всегда сексуальной, когда лучше поднести ему пиво, а когда — сэндвич и как сделать своего мужчину умнее и круче.

    И я разозлился.

    Малышка, это неправда — у тебя никогда не было, нет и не будет такой задачи — «удержать мужчину».

    Малышка, твоя единственная задача — помнить, что ты достойна любви хорошего человека. Храни эту уверенность глубоко в душе, там, где ее не смогут разрушить отказы, потери и эгоизм, которые мы все встречаем на жизненном пути. (Если ты будешь помнить, что не только ты, но любой человек достоин уважения и любви, битву твоей жизни можно считать выигранной. Но это тема для другого письма).

    Если ты поверишь, что ценна сама по себе, то привлечешь мальчика, который будет способен оценить тебя и которому захочется провести свою единственную жизнь все сильнее и сильнее влюбляясь в тебя.

    Малышка, я хочу рассказать тебе о мальчике, который не нуждается в том, чтобы его удерживали, — потому что он сам захочет быть рядом с тобой.

    Мне плевать, правильно ли он держит локти за столом, — главное, чтобы он не сводил глаз с твоего носика, когда ты смешно морщишь его, заливаясь смехом.

    Мне плевать, умеет ли он хоть немного играть в гольф, — главное, что он сможет играть с детьми, которых ты ему подаришь, и замечать, то с восторгом, то с раздражением, как они похожи на тебя.

    Мне плевать, насколько он мужественный, — главное, чтобы у него хватало сил давать тебе проявлять силу твоего сердца.

    Меньше всего меня интересует, за кого он голосует на выборах, — если он будет почитать тебя в твоем доме и глубоко уважать в своем сердце.

    Мне плевать на цвет его кожи — если он покроет полотно вашей совместной жизни красками терпения, и умения жертвовать друг для друга, и ранимости, и нежности.

    Мне плевать, в какой религии его воспитали, или, может, он вырастет в нерелигиозной семье — главное, чтобы он усвоил, что в жизни есть святые вещи, и знал, что каждая минута жизни вообще и каждая минута жизни с тобой глубоко священны.

    И последнее, малышка: если ты встретишь такого мужчину на своем пути и у него со мной не будет ничего общего, у нас все равно будет самая важная общая ценность на свете: ТЫ.
    Потому что в конечном итоге единственная вещь, которую тебе стоит делать, чтобы «удержать его», — это быть тобой.

    Вечно любящий тебя мужчина,
    Папа.

    «Я написал это письмо дочери, но хочу посвятить его каждой взрослой женщине, которую встречал на своем пути,- Женщине, которой никогда не довелось слышать такие слова от своего отца. Я также написал его для поколения нынешних мальчиков — будущих мужчин, которым нужно услышать о по-настоящему важных вещах. Встретит ли моя маленькая девочка любящего спутника на всю жизнь, зависит от того, сможет ли хотя бы один из вас не забыть об этих важных вещах. Я молюсь за тебя».

    Келли М. Фланаган "Письма к дочери"
     
    Гесер, Алексей#1 и Ира нравится это.

Поделиться этой страницей