1. 23-24 февраля 2019г. будет проводится марафон "Дед Мороз и ждуны". По вопросам участия в марафоне обращаться к kv.

Наши любимые поэты и стихи

Тема в разделе "ИГРЫ СЛОВ", создана пользователем NAT., 9 окт 2004.

  1. Гесер

    Гесер Авторы

    АЛИССА РОСС
    НЕПЕРЕВЁРНУТЫЕ КАМНИ

    Здесь каждый день штормит, и ветер резок, без прелюдий,
    белеют корни мёртвых сосен на стене обрыва.
    Лишь птичьи ссоры нарушают равнодушное безлюдье,
    да волн стенания слышны без перерыва.
    Здесь безымянный мыс, за ним такой же безымянный берег –
    заброшенной Вселенной запустенье.
    И, если вспомнить о потерях, – здесь весь мир потерян,
    а если вспомнить о тенях – то здесь мрачнеют тени.

    Дождь моросит, прохладно, но закат ещё лучей не погасил.
    Шаги, и под ногами - выброшенных штормом веток хруст.
    Подняться вверх по глинистому склону нужно много сил -
    там, на верху обрыва, возле валуна, растёт терновый куст.
    Вот так, в один и тот же день, зимой,
    седой старик приходит посидеть на камне у ветвей.
    Он разворачивает холст с лепёшкой, сыром, вяленой хурмой
    и достаёт из сумки начатый портвейн.

    Он пьёт и молится, и спешно крестится, как будто впопыхах,
    и, стоя на коленях, опускает руки на сырую глину.
    Он что-то шепчет об оставшихся неперевёрнутых камнях
    и о песчинке малой, что не смог когда-то с места сдвинуть.
    И длится исповедь: как он с рожденья то летал, то падал,
    отгадывал людей, а сам так и остался не разгадан.
    Как был льстецами коронован, а потом низложен,
    кому-то продан, кем-то предан, а потом всем вместе должен.
    Как он придумывал себе богов, но правил пантеоном идол:
    молох обыденный с названием «обиды»…
    Он поднимается, садится на валун, срывает пару ягод,
    сухих и сморщенных, чья терпкость – только благо
    ему сейчас, но тёрн, как вечный скряга,
    впивается колючками в обветренную кожу,
    и шепчут губы: «Да, наверное, негоже
    так просто брать, когда на то нет позволенья…
    Скажи мне, тёрн, за что:
    кому – шипы, кому – венок, кому – терновое варенье???»

    Но тёрн молчит, ветвями на ветру качая.
    Поодаль настороженно глазеют чайки.
    Старик кидает им раскрошенный лаваш и смотрит,
    как птицы ссорятся между собой…
    Дождь не кончается, закат вершины на востоке охрит,
    внизу беснуется безудержный прибой…
    Усталый шёпот различим едва-едва:
    о том, что каяться, как и прощать, вовек не поздно,
    но выгорают запоздалые слова,
    как в августовском небе звёзды -
    камнями множится на безымянном берегу
    бесчисленность застывших покаяний,
    и камни в памяти бесстрастно берегут
    страдания от неизбежных воздаяний.
    Прибою всё равно – ответ или вопрос,
    тебе светло в ночи или твой чёрен день.
    Мир сыт, а здесь, в камнях, живёт бездомный тощий пёс.
    Перо, оброненное чайкой, хоть прозрачно, но отбрасывает тень…

    Терновый куст весной мечтает птицам дать приют
    и слушать пенье на ветвях в оранжевых лучах,
    но ведь морские птицы почему-то не поют -
    морские птицы могут лишь отчаянно кричать…

    Старик спускается, идёт назад. Становится темней.
    Он, кажется, ещё сильней сгибает спину -
    от безнадёжности неперевёрнутых камней
    и неподъёмной тяжести песчинок…
     
    smilelolita и kv нравится это.
  2. kv

    kv ADMIN

    Стихотворение Саши Чёрного

    Есть горячее солнце, наивные дети,

    Драгоценная радость мелодий и книг.

    Если нет — то ведь были, ведь были на свете

    И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ…



    Есть незримое творчество в каждом мгновеньи —

    В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз.

    Будь творцом! Созидай золотые мгновенья.

    В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз…



    Бесконечно позорно в припадке печали

    Добровольно исчезнуть, как тень на стекле.

    Разве Новые Встречи уже отсияли?

    Разве только собаки живут на земле?



    Если сам я угрюм, как голландская сажа

    (Улыбнись, улыбнись на сравненье моё!),

    Этот чёрный румянец — налёт от дренажа,

    Это Муза меня подняла на копьё.



    Подожди! Я сживусь со своим новосельем —

    Как весенний скворец запою на копье!

    Оглушу твои уши цыганским весельем!

    Дай лишь срок разобраться в проклятом тряпье.




    Оставайся! Так мало здесь чутких и честных…

    Оставайся! Лишь в них оправданье земли.

    Адресов я не знаю — ищи неизвестных,

    Как и ты, неподвижно лежащих в пыли.



    Если лучшие будут бросаться в пролёты,

    Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!

    Полюби безотчётную радость полёта…

    Разверни свою душу до полных границ.



    Будь женой или мужем, сестрой или братом,

    Акушеркой, художником, нянькой, врачом,

    Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом.

    Все сердца открываются этим ключом.



    Есть ещё острова одиночества мысли.

    Будь умён и не бойся на них отдыхать.

    Там обрывы над тёмной водою нависли —

    Можешь думать… и камешки в воду бросать…



    А вопросы… Вопросы не знают ответа —

    Налетят, разожгут и умчатся, как корь.

    Соломон нам оставил два мудрых совета:

    Убегай от тоски и с глупцами не спорь.
     
    smilelolita, ДЕД, Alenka и ещё 1-му нравится это.
  3. kv

    kv ADMIN

    Говорят, что я умер...
    Фурта Станислав


    Говорят, что я умер… И это случилось тихо и просто…
    Жизнь пробежала, будто курица склюнула просо,
    и вроде случилось это во сне,
    так, что никто не заметил… Обидно…
    А чего же желать, поскольку я не
    написал и десятка хороших стихов, и не видно,
    чтобы блистал красотой завершённой математических формул,
    и даже не вспомню,
    чтоб хоть однажды поклеил обои
    в доме, где жил…
    Что до любви? То с этой любовью,
    той, что сулит напряжение жил,
    тоже всё было не гладко…
    Воспоминания гадко
    тают во рту,
    поскольку я ту
    и другую, самых преданных в бренном мире
    тоже не долюбил до конца…
    Впрочем, чьего? Как снег на Памире
    застыли черты моего лица,
    и нет на нём и тени улыбки -
    последние мысли пронзительно зыбки -
    взывают к серьёзности. Да и откуда улыбка у мертвеца?
    Ах, Прозерпина! Итог печален -
    перечисляем
    в скорбном молчании
    на алых подушечках несделанные дела…
    Вот если б, живя в античном городе, с масляной ла-
    мпой бродя под солнцем,
    как тот философ,
    спавший в бочке,
    я б непременно кое-что вспомнил,
    и не спешил бы поставить точку.
    В этой жизни всё-таки что-то было…
    Лет семнадцать назад шумело в Пицунде Чёрное море,
    где лицо под ветром солёным стыло,
    а год спустя зеленели Ленгоры,
    где я когда-то любил встречаться
    с той сероглазой
    при свете дня,
    любившей, как выяснилось, не меня,
    но "рыжих мальчиков и старых старушек"…
    И был ещё грохот салютных пушек,
    и с неба падающая трескотня
    игрушечных НЛО…
    И тогда я ло-
    мким голосом признавал,
    что до неё никого не знал
    и не хотел бы после…
    А возле
    нечистоплотной реки,
    у могучего дерева
    я читал ей свои стихи,
    а она доверила
    дневники…
    После поисков этих становится ясно:
    жизнь могла бы окончиться как-то иначе,
    чем окончилась нынче, но, пожалуй, напрасно
    и поздно пенять на судьбу, и, тем паче,
    на людей, окружавших меня,
    потому что возня
    с прошлым более неуместна…
    И нечестно
    брать на себя полномочия Бога…
    Собираясь в дорогу,
    остаётся надеяться, что были правы индусы
    в том, что мы, умерев, неизбежно вернёмся назад…
    В этом есть плюсы -
    я бы рад
    возродиться хотя бы травою,
    чтобы пегий щенок, разевая мохнатую пасть,
    смог упасть
    ко мне на руки тёплой спиною.


    © Copyright: Фурта Станислав, 2003
     
    smilelolita, Гесер, ДЕД и ещё 1-му нравится это.

Поделиться этой страницей