Наши любимые поэты и стихи

Тема в разделе "ИГРЫ СЛОВ", создана пользователем NAT., 9 окт 2004.

  1. IRINA_L

    IRINA_L Невротики

     
    Wanderer и Гесер нравится это.
  2. Alenka

    Alenka Active Member

    «Эти стихи, наверное, последние…»
    (Елена Ширман)
    Последние стихи

    Эти стихи, наверное, последние,
    Человек имеет право перед смертью высказаться,
    Поэтому мне ничего больше не совестно.
    Я всю жизнь пыталась быть мужественной,
    Я хотела быть достойной твоей доброй улыбки
    Или хотя бы твоей доброй памяти.
    Но мне это всегда удавалось плохо,
    С каждый днём удаётся всё хуже,
    А теперь, наверно, уже никогда не удастся.
    Вся наша многолетняя переписка
    И нечастные скудные встречи —
    Напрасная и болезненная попытка
    Перепрыгнуть законы пространства и времени.
    Ты это понял прочнее и раньше, чем я.
    Потому твои письма, после полтавской встречи,
    Стали конкретными и объективными,
    как речь докладчика,
    Любознательными, как викторина,
    Равнодушными, как трамвайная вежливость.
    Это совсем не твои письма. Ты их пишешь, себя насилуя,
    Потому они меня больше не радуют,
    Они сплющивают меня, как молоток шляпу гвоздя.
    И бессонница оглушает меня, как землетрясение.
    … Ты требуешь от меня благоразумия,
    Социально значимых стихов и весёлых писем,
    Но я не умею, не получается…
    (Вот пишу эти строки и вижу,
    Как твои добрые губы искажает
    недобрая «антиулыбка»,
    И сердце моё останавливается заранее.)
    Но я только то, что я есть, — не больше, не меньше:
    Одинокая, усталая женщина тридцати лет,
    С косматыми волосами, тронутыми сединой,
    С тяжёлым взглядом и тяжёлой походкой,
    С широкими скулами, обветренной кожей,
    С резким голосом и неловкими манерами,
    Одетая в жёсткое коричневое платье,
    Не умеющая гримироваться и нравиться.
    И пусть мои стихи нелепы, как моя одежда,
    Бездарны, как моя жизнь, как всё
    чересчур прямое и честное,
    Но я то, что я есть. И я говорю, что думаю:
    Человек не может жить, не имея завтрашней радости,
    Человек не может жить, перестав надеяться,
    Перестав мечтать, хотя бы о несбыточном.
    Поэтому я нарушаю все запрещения
    И говорю то, что мне хочется,
    Что меня наполняет болью и радостью,
    Что мне мешает спать и умереть.
    … Весной у меня в стакане стояли цветы земляники,
    Лепестки у них белые с бледно-лиловыми жилками,
    Трогательно выгнутые, как твои веки.
    И я их нечаянно назвала твоим именем.
    Всё красивое на земле мне хочется называть
    твоим именем:
    Все цветы, все травы, все тонкие ветки на фоне неба,
    Все зори и все облака с розовато-желтой каймою —
    Они все на тебя похожи.
    Я удивляюсь, как люди не замечают твоей красоты,
    Как спокойно выдерживают твое рукопожатье,
    Ведь руки твои — конденсаторы счастья,
    Они излучают тепло на тысячи метров,
    Они могут растопить арктический айсберг,
    Но мне отказано даже в сотой калории,
    Мне выдаются плоские буквы в бурых конвертах,
    Нормированные и обезжиренные, как консервы,
    Ничего не излучающие и ничем не пахнущие.
    (Я то, что я есть, и я говорю, что мне хочется.)
    … Как в объёмном кино, ты сходишь ко мне
    с экрана,
    Ты идёшь по залу, живой и светящийся,
    Ты проходишь сквозь меня как сновидение,
    И я не слышу твоего дыхания.
    … Твоё тело должно быть подобно музыке,
    Которую не успел написать Бетховен,
    Я хотела бы день и ночь осязать эту музыку,
    Захлебнуться ею, как морским прибоем.
    (Эти стихи последние и мне ничего больше
    не совестно.)
    Я завещаю девушке, которая будет любить тебя:
    Пусть целует каждую твою ресницу в отдельности,
    Пусть не забудет ямочку за твоим ухом,
    Пусть пальцы её будут нежными, как мои мысли.
    (Я то, что я есть, и это не то, что нужно.)
    … Я могла бы пройти босиком до Белграда,
    И снег бы дымился под моими подошвами,
    И мне навстречу летели бы ласточки,
    Но граница закрыта, как твоё сердце,
    Как твоя шинель, застёгнутая на все пуговицы.
    И меня не пропустят. Спокойно и вежливо
    Меня попросят вернуться обратно.
    А если буду, как прежде, идти напролом,
    Белоголовый часовой поднимет винтовку,
    И я не услышу выстрела —
    Меня кто-то как бы негромко окликнет,
    И я увижу твою голубую улыбку совсем близко,
    И ты — впервые — меня поцелуешь в губы.
    Но конца поцелуя я уже не почувствую.

    1941
    http://www.vilavi.ru/pod/220506/220506.shtml
    "Эти стихи, наверное, последние..." (Елена Ширман)www.vilavi.ru
     
    Olga, IRINA_L, Анджей и ещё 1-му нравится это.
  3. Olga

    Olga Авторы

    Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
    нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
    нет внутри человека угасания никакого,
    а только мороженое на площади на руках у папы,
    запах травы да горячей железной подковы,
    березовые сережки, еловые лапы,
    только вот это мы носим в себе, Юра,
    видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
    швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
    исключительно для радости, Юра,
    ты же всегда понимал, как все это просто.
    Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
    о том, что спрятано у человека внутри.
    Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
    прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
    что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
    что человек – это дух небесный, а не шакалий,
    так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
    И еще, когда будешь падать –
    не бойся падать.

    Анна Долгарева

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
     
    Гесер, IRINA_L, Tatiana и 2 другим нравится это.
  4. Гесер

    Гесер Авторы

    АЛИССА РОСС
    ВЗАПЕРТИ...

    Ночь снова привела меня на улочку, вдали от глаз витринных -
    она, петляя меж стареющих оград, ведёт в тупик,
    где, весь опутанный плющом, над остриями ржавых пик,
    уже зажжён невидимой рукой фонарь старинный.
    В нём свет живой проглядывает в тусклые оконца,
    куда не проникают ветер, снег и влага капель.
    Он, как и я, в условном мире заперт,
    где неба нет, со всех сторон – лишь донце…
    Приходит срок - фонарщик тайный в каждом зажигает свет,
    и прячет тот огонь в оковы,
    которые всё тяжелее от обид и от седого груза лет.
    В пути - по-разному, как повезёт: клинок или подкова.
    Фонарный кованый узор
    под патиной времён скрывает память
    засохших веток ревности и зависти шершавых ставень,
    а я, как пришлый полуночный вор,
    ворую свет - в надежде прошлое исправить…
    Фонарь скрипит, но не отводит взгляд,
    я закрываю от усталости глаза
    и вижу то, что мне открытыми увидеть невозможно:
    я всё простил и годы повернул назад,
    и всё обрёл, что непреложно –
    как будто на карающий клинок, взметнувшийся из ножен,
    легко и невесомо
    села
    стрекоза…
     
    IRINA_L и kv нравится это.
  5. IRINA_L

    IRINA_L Невротики

    «Не бывает напрасным прекрасное...»
    Не бывает напрасным прекрасное.
    Не растут даже в черном году
    Клен напрасный, и верба напрасная,
    И напрасный цветок на пруду.

    Невзирая на нечто ужасное,
    Не текут даже в черной тени -
    Волны, пенье, сиянье напрасное
    И напрасные слезы и дни.

    Выпадало нам самое разное,
    Но ни разу и в черных веках -
    Рожь напрасная, вечность напрасная
    И напрасное млеко в сосках.

    Дело ясное, ясное, ясное -
    Здесь и больше нигде, никогда
    Не бывает напрасным прекрасное!
    Не с того ли так тянет сюда

    Сила тайная, магия властная,
    Звездный зов с берегов, облаков, -
    Не бывает напрасным прекрасное! -
    Ныне, присно, во веки веков...

    1979 Юнна Мориц
     
    Tatiana, Alenka и Гесер нравится это.
  6. IRINA_L

    IRINA_L Невротики

    Удалила повторное сообщение
     
  7. Гесер

    Гесер Авторы

    АЛИССА РОСС
    ДРАГОЦЕННЫЙ ПОДАРОК

    И опять молчаливо восходит Луна над горами,
    Отражённым огнем зажигая ночные цветы.
    И опять я смотрю, прислонившись к распахнутой раме,
    Как над спящей землёй заостряется лик темноты.
    Как бегут по траве, возвращаясь в убежища, тени,
    Как, томимы Луной, естества и желанья полны,
    Раскрываясь, трепещут соцветья и листья растений,
    Как нисходит на мир тяготенье холодной Луны.
    В этот час неспокойны и души природы, и лица.
    В этот час отовсюду, где густ и спасителен мрак,
    Суеверно взирают притихшие звери и птицы,
    Как в ночи надо мною восходит другой Зодиак...
    И другие на нём, непонятные, знаки тускнеют,
    Будто в лоне пространства, на самом космическом дне,
    В ожиданье таясь, в немоте, как в печали, коснея,
    Отражается то, что, быть может, откроется мне…
    А Луна всё полней, всё яснее земных поселений
    Проступают черты, всё пустыннее, тише вокруг.
    Лишь вверху Ангел мой, драгоценный подарок Вселенной,
    То исчезнет из глаз, то вернётся на замкнутый круг…

    (15.12.2009 г.)
     
    IRINA_L и smilelolita нравится это.
  8. Alenka

    Alenka Active Member

    Инна Кабыш
    Если Иисус был человеком в той же мере,
    что и Богом,
    то он в полной мере был мужчиной.
    Но поскольку женщины склонны идеализировать,
    они все следовали за ним исключительно
    как за Богом.
    Все, кроме Магдалины.
    Магдалине,
    чтобы заполнить пустоту,
    образовавшуюся после того, как Иисус изгнал
    из неё семерых бесов,
    нужно было от Него нечто,
    что, войдя в неё и вмиг наполнив,
    росло бы потом день ото дня.
    А это,
    как она знала по опыту,
    передаётся только половым путём.
    И она следовала за Иисусом
    этим,
    другим,
    чем остальные женщины,
    путём:
    она его хотела.
    Но именно тела
    она и не получила,
    даже придя ко гробу.
    Потому что это было бы для неё счастьем.
    А Иисус как честный человек
    никому не обещал счастья —
    он обещал блаженство.
     
  9. Alenka

    Alenka Active Member

    Обернувшись назад, понимаю
    Анна Алексеевна Сеничева
    •••
    Обернувшись назад, понимаю: не мой герой.
    Жизнь упорно меня тестирует, но не учит.
    Быть непонятой и непринятой не впервой.
    Медицина бессильна: тяжелый фатальный случай.
    Примеряю себя к просроченным поездам и сюжетам со мной несложившихся траекторий.
    Я отчетливо знаю, что люди к моим годам вырастают на целый пролёт из таких историй.

    Обернувшись назад, понимаю: героя нет.
    Есть попытки героизировать рядового.
    Словно кто-то повесил табличку «Гасите свет»
    и напомнил законы обычного и земного.

    Не оставлю ни права на письма, ни на звонки.
    У меня к тебе - горечь, поделенная на абзацы, и разбитая нежность о выступ прощальной строки...
    У тебя ко мне - вообще ничего не должно остаться.

    ***
    Я не сложная. Я - многоэтажная.
    Есть люди - в один пролёт: всё просто, без лабиринтов.
    А во мне - лестничных пролётов - не счесть (лети - не упрешься в стены).
    Душа - небоскрёб (от того и скребёт; от того и - небо!).
     
    IRINA_L нравится это.
  10. Alenka

    Alenka Active Member

    Инна Кабыш
    Новогоднее
    Лене
    В далеком дачном городке
    у разгорающейся печки
    в гостях, а значит, налегке,
    когда с собою только свечки,
    шары, гирлянды, мишура,
    для всех и каждого подарки.
    Часы двенадцать бьют — «ура»!
    На дачах фейерверки ярки,
    при том, что в дефиците свет.
    Мороз и елка. С винегретом.
    И может, смысла в этом нет.
    …Но смысла нет не только в этом.
     
    Гесер и IRINA_L нравится это.
  11. Гесер

    Гесер Авторы

    ЧЕН КИМ
    ВСЕ ПОД КОНТРОЛЕМ

    Жизнь нельзя поставить по отвесу, -
    Ровно не получится сложить.
    Бог глядит порою с интересом,
    Что мы можем богу предложить?

    Винегрет из нравственных страданий,
    Тексты без начала и конца...
    Мы не оправдали ожиданий
    Нашего сурового отца.

    Будем мы наказаны за это?
    Может быть. Но звезды говорят,
    Что веселым пьяненьким поэтам
    Срок в аду маленечко скостят.
     
    IRINA_L и kv нравится это.
  12. Гесер

    Гесер Авторы

    АЛИССА РОСС
    ДЕТИ УМБРЫ

    Осенний Рим – сезон дождей и ветреного блюза,
    поспешно облетающей листвы и сумрачных рассветов:
    так межсезонье повседневностью спасает от иллюзий
    счастливых снов и рушит замки солнечного лета.
    Мы в эту ночь не спим, и Рим не спит - он вечно думает о вечном.
    Его огни видны от Ватикана до Абруццо,
    и гомонит на улочках брусчатых бесконечно
    толпа паломников, спешащих к чуду прикоснуться.
    Увы, им тот неведом Рим,
    который виден лишь другим -
    где созерцание в раздумьях сторонится смеха,
    где для познанья истины не нужен звон бокалов,
    а маски и интриги пёстрых карнавалов –
    лишь туристическая праздная потеха.
    Как дети гордой Умбры, покорённые когда-то Римом,
    мы знаем всё о нём, хоть и не смеем называть его своим.
    Он так фатально нам сейчас необходим,
    как только исповедник может стать необходимым.
    Мы здесь давали дням смешные имена,
    а завтра все, что было сказано, - теряли.
    И вот, взаимно верим, что обида будет прощена
    до неизбежного прощанья на вокзале.
    Твоя прекрасная, но быстрая латынь
    мне не всегда понятна, остаётся – улыбаться…
    Горячий кофе и холодный ветер у старинного палаццо:
    - Пойдём просить совета каменных святынь!
    Не спорь - здесь торг, как говорят по-русски, не уместен,
    и этот город, нас соединивший, никуда не деть нам,
    а лишь молиться этим мраморным богам, как прежде, вместе.
    Мы - словно дети Умбры, но, по сути, просто – дети…

    ***

    Цикл "Римские каникулы"
     
    IRINA_L и kv нравится это.
  13. Гесер

    Гесер Авторы

    ДАША ЯКУТИЯ
    МАМА, Я ФИЛОЛОГА ЛЮБЛЮ!

    Помню, был у меня тут один – выпускник филфака.
    Весь манерный такой, заумный – обнять и плакать.
    Всё выискивал смысл бытия – "почему?" и "откуда?"
    / Интеллектом давил, паскуда! /

    Вот, бывало – сидим вечерком на лавке,
    а он мне – хррясь! – по башке... цитатой из Кафки,
    и Шопенгауэром ещё вдогонку.
    / Шоб ему пусто было, подонку! /

    Гумилёва читал мне и Фета, дарил незабудки,
    а я без секса страдаю уже четвертые сутки.
    Нет, я всё понимаю, поэзия – дело хорошее.
    Но ночами кручусь, как принцесса на той горошине!
    Все мечты мои тщетны, обмануты ожидания,
    / сам Шекспир прослезился б, увидев мои страдания!/

    Но где секс, а где этот чёртов ботаник!?
    Ходили в кино, как помнится, на "Титаник",
    проревела всю фильму, сжимая в руке платочек.
    Да плевать на сюжет! – себя было жалко очень.

    Шли домой через парк, он мне "Критику чистого разума"
    издевательски-тихо и вдумчиво пересказывал...
    / придушил лучше сразу бы /

    Так и ходим за ручку / De die in diem /,
    как школьники...

    А мне так хотелось бы... прямо на подоконнике!
    И чтоб рядом стояла герань /какое мещанство!/
    но, похоже, сегодня опять у меня нет шансов:
    мой философ снова про Ницше что-то бормочет,
    в графе "секс" – решительно ставим прочерк.

    Не хочу ни стихов, ни цветов – ничего не надо!
    Я согласна уже... на легкий петтинг в парадном.
    Но мой умник опять предпочёл Цицерона,
    / и сижу у окна, нахохлившись, как ворона... /

    И это с моей-то фигурой? с моей походкой?
    Даже Кант замутил бы со мною, с такой красоткой!

    Все подружки смеются, издёвками плешь проели –
    как меня в сотый раз променяли на Макиавелли!
    Я читаю Флобера и Вальтера /мать его/ Скотта...
    Поднимаю Ай-Кью, устала аж до икоты!

    У него же – то стресс, то отсутствует мотивация.
    То фрустрация, понимаешь ли, то стагнация.
    То депрессия гложет, то диссонанс когнитивный.
    / И в кого ж ты такой противный?! /

    Но любовь слепа. И, как водится, очень зла.
    Полюбила филолога, мама!
    / Да лучше б козла! /


    _________________
    De die in diem (лат.) – изо дня в день.
     
    Maya, Анджей, kv и ещё 1-му нравится это.
  14. Гесер

    Гесер Авторы

    АЛИССА РОСС
    ВЫБОР

    Вот недели и дни – как всегда, на скамье у подъезда:
    Шепчут сплетни и время прядут, жизнь истаяла в треть…
    А в окне твоем выбор простой: умереть, чтоб воскреснуть?
    Или все же - воскреснуть, а ночью опять умереть?

    Пряжа времени в цепких руках все мечты не исполнит,
    Но ты молишь, чтоб только рождений не кончилась нить.
    Взгляд в окно – снова выбор: все напрочь забыть, чтоб запомнить?
    Или все же запомнить, но, ставши другим, позабыть?

    Утром - кофе из смолотых в пыль сотен выцветших суток,
    Ночью – чай, но пакетик из памяти в прошлое не окунуть.
    И в окне – ночь на выбор: заснуть, чтобы утром проснуться?
    Или все же проснуться, чтоб больше во сне не заснуть?

    Там, за крышами, взмах ее рук ты в рассветах искал и увидел.
    День рождается новый, чтобы ночи за страх отомстить.
    Выбор сделан: простить, чтобы больше вовек не обидеть,
    И у тех, кто обиделся, - вечно прощенья просить…

    ***
     
    kv нравится это.

Поделиться этой страницей