Лопатухина. Психололгическая работа с проблемным пищевым поведением в гештальтподходе.

Тема в разделе "КНИГИ", создана пользователем Nika, 14 дек 2010.

  1. Nika

    Nika New Member

    Психологическая работа с проблемным пищевым поведением в гештальтподходе. Лопатухина


    Пищевой контакт с миром в списке человеческих потребностей стоит на первом месте. Но всегда ли мы удовлетворяем едой только физиологическую нужду в жирах, белках и углеводах? Какие корни могут быть у наших привычек «заедать» скуку и «запивать» горе?
    Тема нарушений пищевого поведения, приводящих к ожирению, гиподинамии, разладу обменных процессов, к расстройствам настроения и нарушениям в эмоциональной сфере очень часто встречается в психотерапии современного городского жителя. Многие клиенты жалуются на приступы «Дурного аппетита», на недовольство своей зависимостью от сладкого, на внезапные бессознательные ночные «атаки» на холодильник.
    Предлагаю вам посмотреть на эту проблематику с точки зрения гештальтподхода.
    Пока мы живы, контакт наших организмов с окружающий средой непрерывен и многообразен. Похоже, что этот контакт и есть жизнь.
    Если совсем «обобщить», то форм контакта всего две: поглотительный контакт – когда мы что-то из среды забираем, и выделительный – когда мы что-то в среду отдаем. Да, еще есть вариант, когда мы в нас чему-то, т.е. когда мы закрываем свои границы в сопротивлении контакту.
    Граница – феномен, очерчивающий нашу индивидуальность, дающий нам возможность почувствовать свою «отдельность» от окружающего мира. Например, граница нашего физического тела- кожа. С одной стороны, она помогает телу ориентироваться в пространстве посредством своей чувствительности к прикосновениям и «дышать», пропуская извне то, что необходимо для жизнедеятельности, а с другой стороны, кожа – защита тела от проникновения в наши организмы всяких вредных и лишних для нас вещей.
    Психологическая граница дается нам на уровне ощущений. Почувствовать ее можно только во взаимодействии с кем-то или с чем-то другим. И определяется она через наши отличия от окружающего нас мира, через паузы в контакте, через наш индивидуальный темп, в чем-то другим. И определяется она через0 наши отличия от окружающего нас мира, через паузы в контакте, через наш индивидуальный темп, с чем-то диссонирующий с темпом Другого. Наши «да» открывают границу, и мы на какое-то время сливаемся со средой. Наши «нет» ее закрывают, оставляя нас отдельными, отличными от предложений и сценария окружающей среды. Наши «затрудняюсь ответить», Ваша Честь» или «я подумаю над этим завтра» маркируют остановки контакта, его прерывания без придания взаимодействию завершенной формы. В такого рода паузах много неопределенностью. Но именно в остановке можно сориентироваться и выбрать свое направление движения, договориться о взаимных компромиссах, пересмотреть смущающие условия.
    Опознание своих телесных и психологических границ и управление ими закладывается в детстве. Как правило, люди копируют стиль родителей, их способы открываться или прятаться от мира, их «фигуры взаимодействия» со значимыми и не очень элементами среды. Родительское наследие становится базовым и в основном бессознательным способом контакта с миром. И когда приходим время от него сепарироваться – становиться « на собственные ноги», впитанные «с молоком матери» способы контакта часто становятся для человека тесными, душными, малодостаточными или чрезмерно избыточными.
    Конечно, это очень сложное и трудоемкое дело – попытаться изменить в себе то, что встроено на уровне почти рефлексов. Но попытаться все-таки можно. И первым шагом может стать работа по осознанию «автоматических восприятий и реакций» - читай бессознательных способов ориентироваться и выбирать свою линию поведения в контакте с миром. Если это мешает нам - м взрослым – жить свободно и с удовольствием, если мы практически ежедневно попадаем в «заколдованный круг» принуждений и отыгрываний, имеет смысл посмотреть на все эти «сценарии « поближе.
    Контакт – это взаимодействие с приоткрытыми границами. Для того чтобы что-то съесть или что-то выплюнуть, надо открыть рот. Открыть дверь, чтобы можно было что-то получить или что-то отдать. Вот об этой очень и очень важной двери в мир и предлагаю поговорить, т.к. именно здесь и происходят часто самые драматические для людей выборы или их отсутствие.
    Человек звучит в этом мире в основном ртом. Да, он может хлопать в ладоши, издавать звуки через взаимодействие, например с клавишами рояля, но в основным каналом звучания его сознания и личности в мире остается рот. У каждого из нас богатая палитра «ротовых» звуков – смех, всхлипывания, пение. И, ноконец, самое главное – речь – символы восприятия и отношения к реальности.
    Речь – очень мощный инструмент влияния и на себя, и на среду. Она помогает трансформировать реальность так, чтобы человеку было безопасно и «вкусно» ее воспринимать и в ней проявляться. Речь дополняет наш портрет для окружающих. Она часто придает смысл нашим действиям. При этом речь живет «здесь и сейчас» и связывает человека с происходящим в его непосредственном опыте. Хотя у людей могут быть и «заготовки» - именно те слова и фразы, мимика и выражение лица, которые кажутся «уместными и приличными» в данной ситуации жизни. Люди, к сожалению часто теряют свою речевую спонтанность.. Часто.. и вот такие «заготовки», как правила, и есть родительское наследие.
    Иногда люди опасаются выпускать свои слова из себя. Держат эту дверь – свой рот – на замке, т.к. им страшно открываться в этот мир. Они боятся, что их слова будут для мира слишком разрушительны. Или накличут на них всякие беды.. И тогда можно надолго погружаться во внутренние монологи и диалоги с воображаемым ТЕМ, С КЕМ сейчас «НЕЛЬЗЯ» ГОВОРИТЬ ВСЛУХ.
    Нам часто приходится контролировать свою речь. Очень часто – особенно тем, кто « по полной « включен в игры социума. И, к нашему большому сожалению, люди часто говорят совсем не то, что хотели бы «здесь и сейчас» сказать… Боимся мы свободы собственного самовыражения.
    Часто нам кажется, что цена может быть слишком высока. Мы удерживает готовые «сорваться с языка» остроты и возражения. Мы «заталкивает обратно» слова гнева и раздражения. Мы «наступает на горло» своей песне.. Я сейчас говорю прежде всего про то, сколько контроля люди используют в этой сфере своего самовыражения. Сколько именно волевых усилий требуется ежедневно для поддержания своего социального благоприятного имиджа. Прежде всего хорошего работника.
    Если человек трудится в сфере услуг, то положение «клиент всегда прав» часто требует жесткого контроля своих настоящих эмоций. А оформляются они в том числе и через нашу речь. И то, что было бы вполне уместно сказать постороннему, случайному для вас человеку, да еще и показать всем богатством своих мимики и жестов, приходится придерживать в своем внутреннем пространстве, изображая ртом улыбку. Да еще и озвучивая вежливую, приятную уху клиента речь. Ведь мы так заинтересованы в том, чтобы клиент обратился к нам снова и снова. Конечно, есть клиенты (в любой сфере бизнеса), которым искренне хочется говорить всякие приятные вещи. Но мы сейчас – о других случаях. О случаях, когда люди, чтобы удержать свой социальный или профессиональный статус, вынуждены насиловать свою естественную потребность сейчас «плюнуть» словом. Оттолкнуть. Прибить. Нарычать. Усмехнуться.
    Когда человек и правда делает осознанный, волевой, СВОЙ выбор, в какой ситуации контакта ему молчать, а в какой – говорить, его сдержанность становится свободным волеизъявлением. Перед каждым человекам в его внутренней реальности есть «развилка пути»: направо пойдете – сдержите «Здесь и сейчас» свои эмоции – продвинетесь на пути подписания важного для вас контракта, налево пойдете – откроете рот и скажете все, что вы думаете «здесь и сейчас» об этом клиенте, его маме-папе и прочих родственниках – потеряете возможность выгодной для вас сделки. Выбор человека влияет на ситуацию самым непосредственным образом. И тогда решение промолчать оставляет человека вполне уравновешенным в отношении власти в этой ситуации. Он идет к своей цели. И для достижения своей цели делает свободные выборы, контролируя свои эмоции и осознавая возможные бонусы за свои усилия сдерживания. В этой точке он счастливо минует ощущение детской беспомощности, что нами манипулирует и управляет какой-то грандиозный и беспощадный Другой, и именно ОН или ОНА заставляют нас «держать рот на замке».
    Но если в наших бессознательных реакциях контакта «красной нитью» прописано, что «конфликтовать нельзя!», «иметь свою, отличную от окружения, точку зрения ОПАСНО!», «соглашаться надо!» то человеке может попасть в ощущение Ребенка, которым манипулируют злые Взрослые. В рамках переноса детского сценария взаимодействия со саоими внутрениими образами мамы-папы человек из позиции «Я – Взрослый специалист, пытающийся «здесь и сейчас» решить очередную рабочую задачу» попадает в роль «Я – ребенок, у которого сейчас только один выбор – засунуть себе в … свои эмоции. И этот выбор навязан человеку значимым Другим (клиентом), который сейчас для него разросся до грандиозного Мамы-папы из детских кошмаров. (Конечно, я преувеличиваю, но именно для того, чтобы вам было легче эти ролевые игры внутри себя или Другого опознавать.)
    И тут сдерживание своих эмоций приобретает совсем другой смысл. Человек попадает «в угол», в тупик. В детский, часто полный отчаяния тупик «НЕЛЬЗЯ. Нельзя конфликтовать. Нельзя злиться. Нельзя возражать. Нельзя-нельзя – нельзя. Клиент становится «Мамой или папой, а мы превращаемся в «забитого ребенка», который может быть принят миром только из точки своего полного слияния со значимыми Другими. У нас тут точно нет ощущения развилки, нет ощущения своей свободы выбирать – открывать рот или молчать, а есть ощущение загнанности, безвыходности, стиснутости вроде как чужими выборами. Вот этими самыми детскими «НЕЛЬЗЯ» И «ЗАКРОЙ РОТ, КОГДА МАМА ГОВОРИТ». И тогда к концу рабочего дня, скорее всего, человек будет переполнен эмоциями, которые нельзя выражать, и словами, которые НЕЛЬЗЯ говорить.
    Взрослые запреты (без разницы, реальные или воображаемые) рождают прежде всего чувства детского сопротивления. Чем они безусловней и жестче, тем сопротивление мощнее. Чем меньше у нас возможностей обсудить, поинтересоваться, с чем запрет связан, попытаться договориться о компромиссе, чтобы и свои желания как-то в поле «пристроить», тем более мощным и менее осознанным будет наше сопротивление. И тем больше будет наша потребность хоть как-то его энергию отыграть – разместить вовне.
    Давайте посмотрим, как человек такие свои «внутренние штуки» может иногда отыгрывать? Первое, что приходит на ум – он может все это месиво «выплюнуть» в своих домашних. Особенно для этого пригодны дети до подросткового возраста. Для них вы – БОЛЬШОЙ. И с ними можно сыграть в ту же игру, но наоборот. Вы тут идентифицируетесь со своими внутренним образом «наезжающего» родителя, а ваш ребенок будет исполнять роль, которая и привела вас в ощущение «загнанности». Дети пока еще пугаются ваших вспышек раздражения и гнева. Их легко сделать виноватыми за что угодно. Вы тут получите ощущение своего злого всемогущества. На какое-то время. А потом, если вы сохранили хоть какие-то остатки чувствительности и своих детей правда любите, виноватыми станете вы.
    Так что честнее, да и легче в случаях, когда вы к вечеру особенно «переполнены» вот всем этим невыраженным негативом, предупреждать домашних с порога: «Сегодня мама злая пришла», тогда дети хотя бы будут избавлены от того, что они в маминых реакциях сейчас виноваты… И это будет хорошо.
    Чем менее осознанно люди контролируют свою агрессию и чем больше у них бессознательных запретов на ее размещение «вовне», тем больше ее скапливается внутри. И чем больше мы пытаемся ее подавлять, контролировать, вытеснять из своих ощущений, тем причудливее она может трансформировать наше восприятие себя и мира. Нам бывает стыдно ощущать себя агрессивными. Ведь слишком часто ты ставит знак равенства между агрессией и злобой. А то, что злоба – это плохая эмоция, «прописано» у многих из нас в наших глубинных внутренних установках. Да и правда – что ж хорошего в агрессивных, читай, злобных людях? И чем меньше для человека в своей агрессивности хорошего, тем больше он пытается ее в себе вообще перестать опознавать. И тогда у него есть несколько способов, как обойтись с этой энергией (ав агрессии очень много энергии). Он может «отдать» ее окружающим – начать опознавать окружающих как злобных, агрессивных по отношению к нему людей. «Нет, я сама – белая и пушистая! Нежная, как утренняя роза! Какие колючки? О чем вы? У меня – никаких колючек – сплошное благоухание!!! А вот вокруг – просто дебри, «ощерившиеся» на меня, бедную крошку, - своими острыми шипами!!!» Внутреннее пространство таким образом очищается. Ведь все его «агрессивности» теперь «присвоены» окружающему миру, а он вынужден обороняться… Просто вынужден… В таких случаях поле взаимодействия человека с другими наполняется его агрессией. Он выпускает ее из себя. Но делает это скрытно, в том числе и от своего сознания. И тот, кто с ним сейчас в контакте, правда может «словить» этот заряд и начать вести себя по отношению к нему агрессивно… Что и следовало доказать. Человек же остается «чистым и невинным», еще больше укрепляясь в том, что все окружающие – полное дерьмо…
    Еще люди могут продолжать контролировать и удерживать свои агрессивные импульсы внутри себя, вытесняя их, по возможности, из своего сознания, отказываясь себе признаваться в том, что у них эта энергия есть. Но поскольку на глубинном уровне каждый по-любому знает, сколько энергии в нашей агрессии, то чем успешнее он будет ее вытеснять, тем больше он будет наполняться тревогой. Тревогой, что в любой момент эта энергия «сметет» все заслоны и препоны, и каааак бабахнет!!! Но поскольку главная задача в этом процессе отчуждения от себя своей энергии – перестать ее ощущать как свою, то и источник тревоги человек тоже будет успешно вытеснять. И тогда тревога будет становиться принадлежностью жизненного поля, ведь тревога – изначально сигнал того, что человеку что-то угрожает или может угрожать. Вот и получится картинка вашего базового восприятия мира, что мир УГРОЖАЮЩИЙ.
    Это я все рассказываю о том, как мы можем бессознательно пытаться редуцировать свои выделения в окружающую среду, опасаясь их деструктивности и токсичности для наших контактов с миром. Когда человек оставляет внутри себя те эмоции и реакции на мир, которые просятся наружу, без сознательной цензуры, он «отравляет» и искажает прежде всего свое восприятие реальности.
    Если в теле человека достаточно «дверей», которые работают только на «вход» или только на «выход», то у рта обе эти функции находятся в тесном взаимодействии. Мы поговорили о его способностях «выхода» наших впечатлений, эмоций, оформления жизненных ощущений, а теперь давайте вспомним, что мы получаем через эту границу контакта с миром.
    Если посмотреть на метафору, что человек – это Дом, то получается, что Парадный вход – основные ворота презентации нашей личности миру – наш рот – приводит нас сразу «на кухню», и «хозяйственная» дверь, через которую загружается провиант, является и Главной дверью презентации хозяев дома, дверью, через которую происходит основная связь и коммуникация с окружающим миром. Есть о чем задуматься… Есть… Да еще и глагол «Я – есть» - это инфинитив именно действия поглощения еды.
    Да, через рот мы питаемся. Прежде всего, чтобы поддержать свою жизнедеятельность. Белки – жиры – углеводы. Ощущения вкуса. Нравится – или нет.. Зубы помогают нам трансформировать то, что нас питает, так чтобы это могла быть переварено и усвоено организмом. Наши зубы очень и очень агрессивны к тому, что попадает к нам в рот и имеет качество сопротивления. Да, жидкую, мягкую пищу мы можем проглощать практически без участия зубов. Но чем тверже кусок среды, который мы пытаемся «встроить» в свой обмен веществ, тем больше времени и энергии нам потребуется для того, чтобы его «разгрызть», разжевать, приспосабливая к возможностям своего организма, сделать его питательным для себя.
    Хорошо, когда процессы, связанные с приемом пищи, «нагружены» исключительно мотивацией удовлетворить биологический голод максимально приятным и полезным для организма набором продуктов. Но иногда люди нагружают процесс своего питания другими смыслами. И делают это опять-таки бессознательно, «на автомате».
    И если вспомнить, что именно рот и речь, издаваемая им, помогают нам оформлять свои эмоциональные реакции, то размещение в контакте с едой наших плохо осознаваемых эмоций вряд ли покажется нам абсурдным. Люди иногда «отыгрывают» на еде свои трудные эмоции, более или менее часто «заедают» стрессы, «заливают» огорчения.
    Может быть, в таких ситуациях им требуется чрезмерно много еды именно по вечерам и для того, чтобы хоть как-то разместить свою невыраженную дневную агрессию, ведь зубы – это биологический инструмент именно агрессии как трансформации мира в пригодный для нашего восприятия и питания вид. И чем меньше у человека способность активно и сознательно трансформировать для своего «ментального метаболизма» реальность контактов с различными Другими, тем больше реальной энергии накапливается для процессов бессознательного жевания.
    В пищевых «загулах» и оргиях, как нигде в другой деятельности, можно отыграть сопротивление всем этим бессознательным «должна» и «надо». Именно поэтому пищевое поведение бывает так трудно корректировать. Взрослая часть человека точно знает, как НАДО питаться правильно. Но перевозбужденный постоянными «наездами» родительской части внутренний ребенок должен иметь хоть какое-то безопасное поле для размещения и отыгрывания своего сопротивления «родительским» запретам и ограничениям на выражение своих эмоций и более свободное поведение. И тут очень даже подходящими для разрядки этой энергии могут стать отношения с едой.
    Еда – пожалуй, единственное поле в жизни, которое человек может контролировать целиком. Еда абсолютно пассивна, а значит, безусловно послушна и подчинена любым его выборам. Что, как когда и в каких количествах съесть. В каком темпе. Чем бессознательнее внутренние напряженные отношения в треугольнике «Родитель – Взрослый – Ребенок», тем чаще и яростней внутренний ребенок будет атаковать холодильник, отыгрывая все накопившееся за день.. Ведь в течение дня он столько раз подчинялся командам «Держи рот на замке!», «Твои эмоции мало кого волнуют!» и «Хорошим девочкам (мальчикам) НЕЛЬЗЯ вести себя свободно!» И теперь робкие попытки Взрослой части приостановить оргию пищевой вседозволенности апелляциями к здравому смыслу заранее обречены на провал, т.к. разбушевавшийся внутренний ребенок слышит это как очередную попытку что-то ЗАПРЕТИТЬ или ОСТАНОВИТЬ это такое сладкое отыгрывание своих «ХОЧУ!!! И БУДУ!!!
    Как же можно осознавать и высвобождать бессознательные агрессивные импульсы и порывы без разрушительных для себя и для других последствий и воздерживаться от бессознательного смещения удержанных аффектов в сферу отношений с едой? Как восстанавливать способность делать осознанные выборы в эмоционально-заряженный ситуациях?
    Цивилизация сделала свое дело с каждым из нас. И каждый раз, по-взрослому отстояв свои границы, свои желания, человек, скорее всего, будет встречаться с дискомфортом. Со стыдящим и укоряющим внутренним голосом. Что «как же так, хорошие мальчики (девочки) так себя не ведут!» Но самое главное, по-моему, что вы будете этому голосу отвечать Для начала хорошо бы его идентифицировать – понять, чей он. Это может быть «внутренняя» мама – калька детского восприятия реальной материи, которая часто вас стыдила за вашу свободу и спонтанность. Это может быть «внутренний» старший брат – калька детского восприятия своего старшего брата, которому приходилось делить с вами комнату и который всегда был заинтересован в вашей «безголосности» и в полном подчинении его авторитету.
    Если удалось определиться с источником – считайте полдела уже сделано! Теперь человеку важно вспомнить, что СЕЙЧАС он уже вполне взрослый, чтобы отвечать за последствия своих слов и действий - и так и сказать этому «голосу совести»: «Спасибо за участие, но я и сам могу разобраться, без твоих нравоучений». А можно и без «спасибо» обойтись. Легко.
    Как мы выяснили, когда в насыщенных эмоциями ситуациях контакта человек идет за бессознательными запретами на проявление своих естественных импульсов к трансформации реальности своей агрессией, автоматически приравнивая ее к мало-уместной в нашем обществе злобности, он может «переполнить» и «отравить» свое внутреннее пространство, что часто приводит к тому, что окна его «внутреннего дома» становятся мутными и перестают пропускать свет и тепло окружающей реальности.
    Я не призываю людей всегда и везде показывать весь диапазон возникающих у них в контакте эмоций. Я скорее говорю об осознанности именно своих выборов и решений. Когда человек опознает «здесь и сейчас» свою реальность как опасную и враждебную к его возможным проявлениям и решает, что для него безопасней промолчать, тут некому и незачем сопротивляться. Если вернуться к метафорам психики «Родитель – Взрослый –Ребенок», то в ситуации вот такого осознанного ограничения выражения своих эмоций Взрослый «прикрывает» испуганного и взволнованного Ребенка, при этом считаясь с его эмоциями. Этот внутренний диалог может звучать примерно так:
    Ребенок: Какая противная тетка! Я так на нее сильно злюсь сейчас! Чего это она здесь раскомандовалась? Так бы и пнул ее…
    Взрослый: Да, ты прав – тетка правда гадкая. Правда! Но если мы с тобой сейчас ее пнем – не видать нам новой машины. От нее ведь зависит, подпишем мы с тобой этот контракт или нет. Получим ли мы достаточно денежек, чтобы купить нам классную тачку, которую мы так давно себе хотим…Хотя, может, и черт с ней, с тачкой, и с контрактом этим – уж больно и правда она гадкая..
    Ребенок: ладно, потерплю, так уж и быть, но тогда обещай мне, что вечером пойдем в футбол во дворе поиграем – я хоть мячик попинаю…
    Взрослый: Конечно, пойдем! Обещаю!
    Повезло тем, с кем в детстве родители более или менее считались и кому в большинстве эмоционально заряженных ситуаций старались объяснить смысл своих запретов и ограничений. Но у таких людей, как правило, и проблем особых нет, а те, которые время от времени появляются, они достаточно быстро разрешают.
    Тем же, у кого немотивированные запреты и окрики были основой детско-родительских взаимодействий, придется заново выстраивать уважение ко в ем частям своей психики, восстанавливая в правах своего внутреннего ребенка, усмиряя «властные заходы» своего внутреннего Родителя, давая Взрослому больше пространства для самоопределения и возможности выбирать из точки «здесь и сейчас».
    В контексте попыток людей потихоньку останавливать свои пищевые «загулы» и «оргии» вот о чем еще хотелось бы поговорить. Если человек пришел домой и чувствует: вот, время»Ч» - аппетит «остервенел» и человек превратился в «огромный жадный рот., ему можно посоветовать сделать следующее: выключить радио, телевизор, компьютер, убрать из фона отвлекающие картинки и звуки. Он ведь сейчас прежде всего РОТ! Так? Ну вот и пусть будет им с полным своим удовольствием. Затем следует повращать головой, представляя, как убирается шейный зажим и кровь свободно поступает в мозг, обогащая его кислородом. Удерживая эту картинку питания своего мозга, следует сделать три медленных, мягких, глубоких вдоха – выдоха, представляя, как кислород обогащает ваши ткани, как активируются физиологические возможности взять контроль над ситуацией. Потом следует положить се е первую порцию на тарелку: столько еды, сколько он сочтет достаточным для удовлетворения своего именно биологического голода, при этом приговаривая для своего внутреннего Ребенка: «Ты точно сможешь взять столько добавки, сколько захочешь. Обещаю! Но давай сначала вот с этим управимся». Первые три кусочка любой еды следует жевать внимательно. Ощущая вкус, запах, цвет, консистенцию пищи, чувствуя, как активно зубы перемалывают, разгрызают, жуют то, что во рту. Затем, когда человек расправится с первой порцией, пусть он попробует договориться со своим внутренним Ребенком на небольшой тайм-аут. Этот диалог может выглядеть примерно так:
    Ребенок Ну что мне тут устраиваешь? Я голодный! Дай мне еще мяса – сала – конфет – грудинки – молока – пива – и вообще отвали!!!
    Взрослый: Дам, конечно, дам. Да ты и сам все это можешь взять. Вот видишь, все это тут лежит и тебя ждет. Только мне бы хотелось пару минут с тобой сейчас поговорить. Можно? Всего пару минут. И я от тебя отстану! И ты сможешь продолжить свой праздник жизни. Обещаю!
    Ребенок: ну что у тебя?
    Взрослый: что это ты такой сейчас перевозбужденный? Кто тебя сегодня расстроил? Напугал? Разозлил?
    Ребенок: Да блин, достали все!
    Взрослый: Ну да, верю, все… А кто все таки больше всех?
    Ребенок: Ну этот сидоров из отдела закупок
    И т.п.
    Если в этом внутреннем диалоге человеку удается хоть немного «размотать» клубок сегодняшних задавленных эмоций – просто прекрасно. Если человек сможет с сочувствием отнестись к перевозбуждению своего внутреннего Ребенка, пожалеть его – маленького храбреца, который столько всего за день вытерпел, утешить его в горестях, то тогда можно будет еще на шажок продвинуться. Предложить прежде чем возвращаться к прерванной оргии, как-то по – другому «отыграть», выразить свои эмоции, поиграть в другую игру, вместо привычной «Я – большой и жадный Рот».
    И в качестве вот таких игра может подойти следующее.
    Можно встать под душ, подставить струям воды свое лицо, представляя, как смываются с него все сегодняшние мимические зажимы, которые помогали сдерживать его эмоции. Прополоскать рот, представляя, как вымываются все удержанные за сегодня слова, «рвавшиеся» с языка. Потом промыть свои руки, представляя, как смываются с них все подавленные сегодня жесты. А затем можно просто получить удовольствие от контакта с льющейся водой.
    Если у человека есть возможность выйти на улицу, то можно пройтись в быстром темпе, представляя, как вместе с потом выходят токсины сдержанных гнева, злости, тревоги, тоски. Погулять хотя бы минут двадцать, продолжая время от времени ощущать освобождение от дневных накоплений.
    Можно посоветовать человеку спеть то, что так рвется наружу, или сыграть на доступном ему музыкальном инструменте. Если шуметь неловко, то можно просто взять лист бумаги и писать все, что будет приходить в голову в виде образов сегодняшнего дня. Писать, пока пишется, без цензуры, ведь основная задача – выпустить своих «демонов» наружу в безопасную и для них, и для человека среду. Потом перечитать написанное, взять паузу на пару минут, и написать резюме другой, неактивной рукой . Если человеку легче нарисовать, чем написать, - пусть рисует. От души, без цензуры легче нарисовать, чем написать, - пусть рисует. От души, без цензуры и контроля – первое, что придет на карандаш. Потом в течение пары минут посмотреть на образ, который получится, и сделать на рисунке подпись неактивной, другой рукой. Это может быть одно слово или фраза. Опять-таки получиться может что-то очень интересное.
    Если нет возможности идти в душ, петь, плясать, гулять, рисовать, или просто все ж это делать человеку лень, то можно налить в стакан воды из-под крана и «наговорить» на эт4у воду все сегодняшние беды и печали, все, что так пере возбудило или расстроило его внутреннего Ребенка. Говорить можно про себя, глядя на воду, представляя , как монолог стекает в стакан. А потом следует просто вылить эту воду в раковину и промыть стакан под струей воды.
    По моему опыту такие занятия могут занять у человека минимум минут 7-10, а максимум, если он увлечется, - полчаса.
    Мои предложения – вряд ли прямые руководства к действию. Подойдите к этому выбору творчески. Придумывайте свои способы – ваши авторские задумки подойдут вам гораздо лучше.
    Потом приходим пора выполнять свои обещания. Человеку следует вернуться к прерванной оргии, сказать своему внутреннему Ребенку: Ну вот спасибо тебе большое, что мы отвлеклись . А теперь давай все это по быстрому съедим
    Ну и дольше кто во что горазд…
    Если попытки сделать паузу в еде сегодня провалились – ну да, значит, сегодня так. Но в процессе своего безудержного поглощения пищи следует приговаривать
    Ешь миленький, ешь маленький
    Как тебя злые люди сегодня расстроили
    Покушать – это единственный твой способ себя сейчас утешить
    Обойтись без привычных многим людям нотаций самому себе, без самообвинений и самонаказаний. У людей все получается .Было бы желание.
     
  2. пациент

    пациент Авторы

    Или накличут на них всякие беды.. И тогда можно надолго погружаться во внутренние монологи и диалоги с воображаемым ТЕМ, С КЕМ сейчас «НЕЛЬЗЯ» ГОВОРИТЬ ВСЛУХ.

    Очень часто – особенно тем, кто « по полной « включен в игры социума. И, к нашему большому сожалению, люди часто говорят совсем не то, что хотели бы «здесь и сейчас» сказать…

    Мы удерживает готовые «сорваться с языка» остроты и возражения. Мы «заталкивает обратно» слова гнева и раздражения. Мы «наступает на горло» своей песне..

    Сколько именно волевых усилий требуется ежедневно для поддержания своего социального благоприятного имиджа. Прежде всего хорошего работника.

    окна его «внутреннего дома» становятся мутными и перестают пропускать свет и тепло окружающей реальности.


    Читал с удовольствием ... очень внятно. Спасибо.
     
  3. Olja

    Olja Member

    Nika, статья очень понравилась, спасибо!
     
  4. Вертоградарь

    Вертоградарь Невротики

    Уверен, что не ошибусь, сказав, что структурированные тексты "правильных" авторов - настоящих Учителей, это уже не только моя потребность в групповом окружении. Спасибо, что помогли мне в этом мнении утвердиться.
     

Поделиться этой страницей