Из гештальт подхода и не только..

Тема в разделе "ОТКРЫТАЯ ГРУППА", создана пользователем kv, 19 апр 2018.

  1. kv

    kv ADMIN

    Мифы поп-психологии. Почему нельзя просто так взять и снять корону

    Часто люди думают, что наша психика так же одномерна, как толковый словарь Ожегова. И поэтому для каждой психологической проблемы есть однозначное и чёткое решение.

    Не можешь выйти замуж – значит, требования к мужчинам завышены. Сними корону, избавься от багов, прокачай ресурсы, не будь рыбой.

    Боишься искать новую работу – соберись, тряпка, опиши поминутно свой идеальный день, поставь цели по SMART, сходи на 100 собеседований, чтобы побороть страх.

    И честно пытаются: и снять, и прокачать, и описать, и сформулировать. Но ничего не получается. Слова не приходят или кажутся пустыми, вымученными – и от этого ещё больше накрывает виной и ненавистью к себе. Ведь если не можешь, значит просто плохо стараешься.

    На самом деле наша психика гораздо больше похожа на роман Вирджинии Вулф или Джеймса Джойса, чем на словарь Ожегова.

    Каждый психический феномен – это огромный набор смыслов, значений, фрагментов, ассоциаций, простых и сложных, очевидных и неочевидных, осознанных и бессознательных.

    И пока не протянешь между ними ниточки, не расшифруешь этот код – картинка будет раз за разом рассыпаться.

    Как если бы мы пытались сложить из кусочков пазла умиротворяющий закат на море, не зная, что набор, который нам достался, – это «Крик» Эдварда Мунка.

    Закат и фьорд там есть, конечно. Но центр композиции совершенно другой. И эта невидимая боль продолжает жить на полотне бессознательного в бесконечном ожидании, что ее наконец заметят, услышат, позовут по имени.

    За каждой «короной» и «багом» прячется своя нерассказанная история, свой немой крик. Исключить его из уравнения – большой соблазн как для клиента, из-за непереносимой боли, так и для психолога, из-за страха встречаться с болью клиента.

    Одна засада.

    Задрапировав воспалённую рану красивой тканью, и правда можно выстоять званый вечер с вымученной улыбкой, притворяясь, что все отлично.

    Но наутро все равно просыпаешься с той же самой болью зияющего одиночества.


    Елизавета Зубова
     
    Alenka, Гесер и Olesya нравится это.
  2. Гесер

    Гесер Авторы

    Это мне напомнило ситуацию с людьми которые раз за разом ходят на тренинги личностного роста. На тренинги по мотивации и еще при этом отваливают прилично деньжат. А результат один. Никакого результата.
     
  3. kv

    kv ADMIN

    Трагедия нарциссизма

    Ведущий психоаналитик современности Отто Кернберг прочел в Москве лекцию о дифференциальной диагностике и терапии пограничных расстройств. Большое место классик психоанализа уделил нарциссизму. Как проявляет себя нарцисс, в чем его трагедия и может ли он измениться?

    Нарцисс: как себя проявляет и может ли измениться?
    Рождение нарцисса
    Нарциссическое расстройство – одно из самых распространенных и трудных для психотерапии. Некоторые исследователи считают, что до 30% пациентов с разного рода расстройствами личности обладают патологическими нарциссическими чертами.

    В норме нарциссизм – это состояние благополучия и удовлетворения от жизни, естественная функция личности, жизнь в целостности с самим собой, умение гордиться собой и выражать свои лучшие качества. При нормальном нарциссизме наше «я» окружено репрезентациями людей, которые нас любят, и мы получаем удовольствие от любовных отношений со значимым другим, радость от реализации в профессии, дружбе, семейных отношениях.

    При нарциссическом расстройстве репрезентации значимых других отсутствуют. Есть только грандиозное, но тотально одинокое «я».

    Основные причины формирования нарциссической личности – избыточная, генетически обусловленная агрессия в сочетании с фрустрацией и травматическим опытом в раннем детстве. Эти факторы часто осложняются отсутствием опыта любви со стороны родителей: родители нарциссических личностей испытывали трудности в том, чтобы любить, однако радовались и гордились достижениями своих детей. И ребенок научился избегать фрустрации из-за отсутствия любви и теплоты, добиваясь восхищения. Так начинает развиваться патологическое грандиозное «я».

    В то же время открытие того, что другие дети живут более счастливой жизнью и их любят ни за что, способствует переходу фрустрации и обиды в зависть, которая запускает патологический круг обесценивания, скупости и заслуженности.

    Заложники зависти
    Главная характеристика нарциссического расстройства – подмена обычного здорового «я» патологическим грандиозным «я», при котором человек аномально сфокусирован на себе и собственной важности.

    Патологическое грандиозное «я» питает избыточный эгоизм и чувство заслуженности. У нарциссов практически всегда присутствуют огромные амбиции, фантазии об успехе, игнорирование аспектов реальности, подвергающих сомнению картину мира нарцисса, и одновременно с этим сильная зависимость от внешнего одобрения и периодические вспышки неуверенности в себе. Поэтому нарциссические личности избегают ситуаций, где их величие может пострадать.

    В самых серьезных случаях, когда разница между реальностью и представлениями о своей грандиозности очевидна и нарцисс испытывает крушение фантазий, он полностью изолирует себя от каких-либо социальных контактов, теряет способность к работе, впадает в тяжелую депрессию, — настолько ему невыносимо воспринимать себя неудачником.

    Из-за подобных установок нарциссы мучительно страдают от зависти.

    Безусловно, зависть – это универсальное переживание, с которым сталкивается каждый человек, но нарциссы страдают от хронической сознательной и бессознательной зависти.

    Нарциссическая зависть – это особый вид ненависти, деструктивной для того, кто испытывает это чувство. Эта зависть всегда направлена на нечто желанное, хорошее, что есть у другого. В итоге зависть разрушает то, что человек любит и о чем мечтает.

    Такая зависть выражается в постоянной гонке за достижением инфантильных ценностей. У нарциссов должна быть самая модная одежда, дорогая машина и другие материальные маркеры превосходства над другими. Если нарцисс идет на вечеринку, он должен быть самым блистательным, иначе для него лучше вообще не появляться в обществе тех, к кому он будет испытывать зависть. Если нарциссы работают в компании, они должны быть самыми успешными, при этом такие сотрудники часто демонстрируют скупость, эксплуататорский настрой, высокомерие.

    Часто нарциссические черты проявляются в подростковом возрасте характерными проблемами в школе, когда ребенок становится лучшим там, где он может быть номером один, и абсолютно игнорирует те дисциплины, где он не первый. Потому что в мире нарцисса есть только два полюса: либо на первом месте, либо никак.

    Несбыточность близости
    Другой распространенный симптом нарциссической личности – сексуальный промискуитет. Например, мужчина зажигается при знакомстве с новой женщиной, активно устанавливает отношения, восхищается возлюбленной, но неосознанно завидует ее привлекательности, поскольку она смогла его заинтересовать и даже получить над ним какую-то власть. И в скором времени бессознательно начинает ее обесценивать. В данном случае обесценивание и дисквалификационное поведение – способ преодолеть чувство сжигающей зависти.

    Нарцисс быстро охладевает, подвергает сомнениям и критике то, что когда-то превозносил в партнере. Он становится скучающим, равнодушным, холодным. И одновременно готовым влюбить в себя кого-то еще. Но новый роман развивается по той же схеме – сначала огромная идеализация, установление отношений, потом – обесценивание с неминуемым разрывом.

    Беда нарцисса в том, что он не может получать удовлетворения в длительных отношениях из-за неспособности и страха зависимости от другого.

    Ведь зависеть от другого – это признать его ценным и важным. А важным и значимым в картине мира нарцисса может быть только он сам. Грандиозное «я» нарцисса слишком огромно, чтобы оставить место для других. Объекты влечения нарциссической личности лишаются неповторимых черт, «возлюбленные» сливаются для нарциссов в одну массу, где множество партнеров не обладают какой-либо уникальностью. К тому же из-за страха быть разоблаченным и отвергнутым нарцисс даже в ситуации эйфории начала отношений не пытается построить с кем-то надежную, глубокую эмоциональную связь.

    Нарциссическую личность можно узнать по уплощенности эмоций, недостатку эмпатии, трудностям эмоционального вовлечения в отношения, — если только он не получит от них подтверждение своей непревзойденности. При всем кажущемся блеске нарциссы постоянно ощущают пустоту и скуку. От этого внутреннего вакуума им на время позволяют отвлечься яркие, но сомнительные приключения – частая смена партнеров, алкоголь, наркотики, экстрим.

    Без доступа к совести
    Поскольку центр мира нарцисса – грандиозное «я», страдают их моральные ценности. В ситуациях выбора нарцисс ориентирован не на ценности, а на запреты, т.е. им управляет не чувство вины или уколы совести, а чувство стыда и страха быть разоблаченным.

    Часто проблемы с ценностями приобретают серьезный асоциальный характер, выражаясь либо в пассивно-паразитических, либо в активно-агрессивных моделях поведения. Активно-агрессивные модели выражаются в критике, обесценивании и дисквалифицирующем поведении по отношению к другим. Ужиться с таким нарциссом практически невозможно. В злокачественных формах активно-агрессивные модели граничат с асоциальными расстройствами, когда имеют место уничтожение чужой собственности, насилие, сексуальный абьюз.

    Одна из распространенных форм пассивно-паразитического нарциссизма – жизнь за счет других людей, привычка эксплуатировать других с уверенностью в своем праве на материальную помощь и опеку. Такие нарциссы считают, что заслуживают заботу по праву своего существования. Они не хотят предпринимать каких-либо усилий для обеспечения себя, тем более работать. Главная цель – найти способ и рычаги давления, чтобы о них заботились семья, государство, родственники. Но даже получая искомую поддержку, они недовольны и несчастны, потому что внутри пустота.

    Менее очевидные аспекты нарциссизма могут выражаться в демонстрации самоповреждающего поведения, что дает таким людям чувство своеобразного превосходства. Нанося себе увечья, проявляя хронические суицидальные тенденции, нарциссы тешат грандиозное «я» фантазиями о своей неуязвимости, бесстрашии перед смертью и болью, что делает их избранными по сравнению с другими людьми. Их превосходство в том, что они могут отмахнуться от жизни. Правда, многие действительно совершают суицид из-за невыносимости внутренней пустоты.

    Нередко встречается сочетание нарциссической и мазохистской патологии, когда человек реализует свое превосходство, чувствуя себя самым большим страдальцем в мире. Он считает себя самым несчастным, сочетая хронические жалобы с практиками саморазрушения.

    Реже возникает нарциссическое расстройство, когда выраженное обесценивание других соседствует с самообесцениванием. Здесь цель — защититься от страдания, но вместе с тем человек опустошает свой внутренний мир.

    Очень редко встречается патологический нарциссизм, вызванный синдромом мертвой матери, который описал Андре Грин. Такие люди не видят смысла жить, хотя не страдают депрессией. В детстве они испытывали травматический опыт из-за тяжелой депрессии у матери, вследствие чего у ребенка развился образ депрессивной, как будто мертвой матери. Собственным исчезновением он как будто пытается восстановить с ней связь.

    Такие нарциссические пациенты проявляют полное безразличие к жизни. Внешне они нормально функционируют, не демонстрируя грандиозность, но внутреннее чувство пустоты и бессмысленности делают их жизнь невыносимой.

    Лечится ли это?
    Терапия таких пациентов может длиться годами, а какие-то формы, например, злокачественный нарциссизм, имеют очень плохой прогноз для терапии. Коррекции нарциссического расстройства препятствует неспособность пациента формировать зависимые отношения с терапевтом, что крайне важно для работы.

    Для нарцисса признание ценности кого-либо – это принижение себя, что по привычной схеме вызывает зависть к терапевту и желание его уничтожить. Ведь нарциссы приписывают терапевту ту же грандиозность, что и испытывают сами. И считают, что терапевт так и ждет, как бы унизить их и утвердить свое превосходство.

    Отличаются такие пациенты установкой дистанции, попытками контроля терапевта, обесцениванием его работы. Вообще, нарциссы склонны во время лечения разговаривать сами с собой, сами себе ставят диагнозы и проводят анализ, а в терапевте видят аудиторию, которая должна ими восхищаться.

    Если терапевт, по их мнению, недостаточно хорош для работы с ними, нарциссы прекращают процесс лечения. Но если терапевт становится слишком хорошим – они чувствуют себя униженными, и это тоже плохо сказывается на терапии.

    Ситуацию приходится менять очень долго: терапевт последовательно интерпретирует потребности пациента воспринимать любые человеческие мотивы как соревнование и желание подавить другого. В результате у нарциссической личности возникают моменты озарения, когда он видит вероятность отношений на взаимном обмене.

    Нарцисс начинает болезненно осознавать интенсивность своей зависти, истоки реакций в прошлом и постепенно отвергает свою зависть, которая разрушает отношения любви и здоровой зависимости. Впервые он начинает испытывать вину. И постепенно происходит самый яркий и вознаграждающий момент деконструкции патологического нарциссизма – восстановление способности любить.опубликовано econet.ru.

    Подготовила Екатерина Люльчак
     
  4. kv

    kv ADMIN

    Вина как реактивная формация
    Виолетта Виноградова



    Задумалась о формах проявлениях вины. Вина - это своеобразная эмоция само-отношения человека к своему поведению. И в целом, здоровая вина выступает неким внутренним регулятором поведения в обществе, ну то есть, когда у меня есть внутренний императив «что такое хорошо и что такое плохо». Первоначально, руководствуясь этим императивом, люди ведут себя в обществе так, чтобы их не изгнали. Показателем здоровой вины является ее искупаемость. То есть, когда человек признает вину, извиняется, компенсирует ущерб другому, и больше вины не чувствует.
    Токсичная же вина характеризуется своей «неискупаемостью» и сопровождается эмоциональной напряженностью. То есть, чтобы человек ни делал, он продолжает чувствовать себя виноватым. Задумалась - почему так. Ведь наша психика устроена так, что в единицу времени она поступает самым оптимальным для себя образом, даже если мы в последствии так не считаем.

    По своей сути вина - это импульс агрессии, направленный на себя. Но, если психика выбирает для себя поступать максимально оптимальным образом, разве может она направлять агрессию на себя? Звучит как противоречие. Но противоречия здесь нет. Ответ в том, что при определенных обстоятельствах испытывание чувства вины и может являться, как ни странно, самым оптимальным вариантом из возможных. Такой странный оптимальный вариант - это действие механизма психической защиты как реактивное образование. Реактивно - это значит противоположно первоначальному импульсу. То есть изначальный импульс психика подавляет как не адаптивный и угрожающий своей целостности и затем меняет его на совершенно противоположный.
    Примерами этой защиты могут быть преувеличенное желание опекать, на самом деле маскирующее истинное желание отвергнуть, или вежливое поведение может скрывать первоначальную враждебность. Также ярким примером этой защиты является поведение человека, известное как «Стокгольмский синдром». Когда злость на агрессора подавляется и заменяется на сочувствие или даже любовь, чтобы было возможным психике вынести весь треш, который происходит в данных условиях.

    Чувство вины также может выступать таким «вспомогательным образованием» в ситуации непереносимости. Так, например, ребенок, подвергающийся физическому насилию со стороны отца и вынужденный терпеть боль, начинает думать, что «это я сам виноват и заслужил наказание, а папа -справедливый». Реактивная вина здесь является наилучшим выбором психики для того, чтобы хоть как-то ребенку стало возможным вынести ситуацию несправедливости и бессилия в том, чтобы предотвратить насилие.

    Как работать с реактивной формой вины в терапии.

    Если у вас возникает гипотеза, что чувство вины, которое испытывает клиент, имеет реактивную природу, то прежде всего важно помнить, что эта надстройка создавалась психикой не просто так и выполняла функцию несущей конструкции. И возможно, это и СЕЙЧАС так. Тогда расшатывание этой конструкции через немедленное освобождение от чувства вины будет, мягко говоря, не своевременно и не полезно для клиента. И хотя сильный вред вы ему вряд ли сможете нанести, поскольку несущая конструкция на то и несущая, что охраняется нашей психикой особо тщательно, но шансы, что клиент начнет сильно «защищаться» и скорее всего уйдет из терапии, большие.
    Маркером того, что у клиента это до сих пор «несущая конструкция» как раз и будет выступать сильное сопротивление процессу при приближении к осознаванию первоначального подавленного импульса и усиление защиты противоположного. Например, если вернуться к примеру поведения человека со «стокгольмским синдромом», то в качестве метафоры, клиент будет отрицать чувство страха и злости на преступника и убеждать терапевта, какой он (преступник) на самом деле хороший и даже заботливый.
    Здесь еще одним способом проверить и убедиться, что реактивная защита для психики клиента все еще выполняет важную предохранительную функцию, будет попытка терапевта использовать технику «поддержки сопротивления». В случае если защита перестала быть актуальной, клиент подхватит истинный (ранее вытесненный) импульс, и для терапевта это будет знаком того, что конструкция уже не несущая. Например, при интервенции терапевта, поддерживающего сопротивление словами: «Да, конечно, я считаю, что он (преступник) в самом деле, наверное, хороший», - клиент ослабит сопротивление и проявит первоначальный (ранее подавленный) импульс: «Что значит хороший? Он поступил жестоко» и т.д.
    Но если защита все еще очень актуальна, то при поддержке сопротивления, терапевт обнаружит еще большее усиление реактивной надстройки. «Да, он в самом деле был очень добр, даже майку свою дал, чтобы перевязать простреленную ногу». Это показатель того, что противоречие (не может быть добрым человек, который прострелил чью-то ногу) НЕ осознается. И значит расшатывать эту конструкцию прямо сейчас не имеет смысла.

    Если терапевт обнаруживает, что «реактивность» защиты уже не актуальна, то дальше работа будет строиться из концептуального понимания, что вина - это всегда маркер слияния. Первоначально с собой и потом уже, как следствие, слияние с другими. Соответственно, в первую очередь в терапии это будет работа с ID функцией клиента, то есть с распознаванием его ощущений в теле, и обнаружением его собственных чувств. Как правило, результатом и своеобразным показателем «правильно проделанной» работы по выходу из слияния с собой будет высвобождение энергии. И только тогда, используя эту энергию, становится возможным работать на выход из слияния с другими.
    А выход из слияния возможен только через присвоение и проявление агрессии. Ведь чтобы из чего-то целостного получилось раздельное, нужно эту целостность нарушить. Попробуйте, например, из одного куска пластилина сделать два, не нарушив целостность первого.
    Так в природе устроено, что выход из первоначального слияния с телом матери, тоже возможен только через агрессию. Интересно, что этимология самого слово агрессия происходит от латинского aggressio - «продвигаться к». Действительно, отделение и последующее обретение автономности возможно только через достаточно агрессивный и болезненный процесс продвижения по родовым путям и разрушение первоначального единства с организмом матери.

    Поэтому выход из чувства вины возможен тоже через актуализацию агрессии.
    И дальнейшая работа это по сути будет работа с ретрофлексией, которая будет заключаться в том, чтобы сначала выводить в зону осознавания клиента, что это за первоначальный импульс и куда (на кого) он изначально должен был быть направлен. Затем на прояснение, так ли страшно и невозможно СЕЙЧАС проявлять его целенаправленно, как было раньше. И дальше на нахождение способов - КАК энергия этого подавленного импульса хочет быть проявлена (отреагирована) в здесь и сейчас.

    Но самым главным результатом работы, я считаю, будет появление у клиента ВЫБОРА - как ему самому относиться к тому или иному своему поведению, то есть делать ли себя виноватым или нет в дальнейшем.
     

Поделиться этой страницей