мужское и женское

Тема в разделе "ПОГОВОРИМ...", создана пользователем Lilja, 29 май 2019.

  1. Olesya

    Olesya Участник группы

    Что значит эта тема? "Всё", это что?
     
  2. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    rBVaV1ztKjyALt1SAAM_rHEFxdg602.jpg
     
    Алексей#1, ЮЛЯ, Maya и 2 другим нравится это.
  3. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

     
    Алексей#1 нравится это.
  4. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  5. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  6. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    Не знаю, может, это в Предчувствия в мою тему "про машины" надо было положить, пока положу сюда.

    Вчера шла домой издалека по городу. Вспомнила этот сон про чёрную воду. Минут через 10 у Звезды увидела аварию. Черный помятый седан, перпендикулярно ему огромный внедорожник чёрный, на сиденье водителя, не касаясь руля, наверное, повиснув на ремне безопасности, сидит женщина. Она без сознания. Рядом с машинами двое мужчин.
     
  7. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  8. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  9. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    571080.jpg
     
    Алексей#1 нравится это.
  10. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    DSC0914456.jpg
     
    Последнее редактирование: 14 сен 2019
    Алексей#1 нравится это.
  11. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  12. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    Bottichelli_Rojdenie_Veneri_catpage.jpg
     
    Алексей#1 нравится это.
  13. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    "Феномен Женского и фигура Сакрального"

    "По сравнению с «Маэстой» «Венера» — принципиально иной способ представления. Она — декларация, манифест. Заявление как новой художественной формы, так и собственного Я — хрупкого и вместе с тем сильного в своей декларативной воле характера. Она поддерживает идею изящного, но не оставляет места сокрытому, она допускает модус возвышенного, но не определяет сакрального, она открывает поэтическое, но уничтожает неясное. В «Рождении Венеры» нет места ни тревожному, ни сумеречному, ни хтоническому — все неопределенное и неустойчивое удалено из этого характера. В ней нет неясности сакрального таинства, она не связана с миром мистерий и тайных культов. Она — уязвимое в своей открытости обращение. «Рождение Венеры» предполагает переход от внутреннего к внешнему. Идея не только в том, что будущий последователь Савонаролы игнорирует ортодоксальную религиозную доктрину, используя светский сюжет и открывая его прямоту. Работа Боттичелли — наглядное представление того, что мирское — позитивное и легкое качество. Профанное, пишет Левинас, «не отрицание тайны, а одно из возможных отношений к ней» (Левинас 1998: 94). «Рождение Венеры» — артикулированная форма женского, которая нарушает герметичность сакрального."

    https://www.nlobooks.ru/magazines/teoriya_mody/42_tm_4_2016/article/12147/
     
    Алексей#1 нравится это.
  14. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    "Как только сакральное заявлено — оно теряет смысл, как только артикулировано — перестает существовать. Сходные характеристики можно обнаружить и в представлении женского: оно может быть определено через отсутствие, нехватку, неопределенность. Сложность идентификации женского как цельного феномена — в создании генеральной дефиниции. Все, что формируется в рамках рационального подхода, стремление к разграничению и разъяснению, не достигает своей цели. Все, что складывается за пределами рациональной парадигмы, — не имеет смысла: не возникает ни определения, ни понятия. Атрибуция священного и феномен женского растворяются в неясности границ, в неопределенности элементов: наполнение категорий ускользает от нашего взгляда.
    --
    Сакральное нерафинировано, неочищено и туманно — его идея не в чистоте, а в неясности, в невозможности идентифицировать его содержание, компоненты и части. Неделимое, неустойчивое, подвижное, оно скрывает чудо преображения, которое может никогда не состояться. Представления о священном как о чудодейственном связаны не с условной эффективностью его магических свойств, а с их неопределенностью. И в то же время чудесное, заложенное в священном, системно: если чудо однажды имело место, оно может быть повторено. Таинство сакрального — в способности существования на границе действительного и небытия.
    Сакральное, как и женское, в этом смысле имеет мало общего с фигурой возвышенного. И женское, и сакральное, как Другое, отстранено от романтического переживания. Левинас по этому поводу замечает:
    «Я имею в виду, что не нужно понимать эту тайну в каком-то возвышенно-литературном ключе; самая грубая, бесстыдная и прозаическая материальность, где может появиться женское, не отменяет ни его тайны, ни целомудрия» (там же: 94). Идиллическая мечтательная женственность — очень приблизительный поверхностный фасад, позволяющий адаптировать феминное в манифестарной европейской культуре, привязанной к идее итогового значения. Женское нерафинировано, но неприкосновенно. Его идея — в сокрытии, в удалении дезавуирующих признаков вне зависимости от того, светлые или сумеречные стороны может обнаружить дезавуирующее начало. «В этом представлении о женском мне важна не только непознаваемость, но и способ его бытия, заключающийся в уклонении от света», — замечает Левинас (там же). Фигура женского — не причастие, а мистерия. Принадлежность женскому — спрятанная от посторонних глаз ритуальная форма.
    --
    Одна из форм существования сакрального — невматическое. Оно подразумевает отсутствие речи, исчезновение ясных вербальных форм.

    Деррида, используя понятие «невмы», говорит о нечленораздельном пении без слов, особом типе вокализации (Деррида 2000: 425). Но, развивая свою мысль, обозначает невматическое как неартикулиро-ванное, неясное, невербализованное в целом. Известный эпизод — сакральные гимны, вербальная артикуляция которых часто бывает приглушена и растянута в неясный слог, или они исполняются на языке, смысл которого не ясен самим исполнителям и ускользает от них. На эту специфику сакральной музыки, в частности, обращал внимание Пьер Булез (Булез 2004). Сакральный гимн неартикулирован или артикулирован условно, его исполнение носит мистериальный характер. Его смысл заключается не в проговаривании слов, обладающих прямым значением, а в обозначении скрытого смысла, который эти слова скрывают.
    --
    Переход от невматического к языку — это движение от нечеловеческого к рационально-гуманистическому. Внеязыковое, неартикулиро-ванное — маркер того, что не принадлежит человеческому, — показатель стихийной дикости или сакральной неясности — если два этих понятия могут быть рассмотрены как разделенные и противостоящие друг другу. Дикость или сакральная неприкосновенность — и в том и в другом случае речь идет о том, что находится за пределами человеческого. Членораздельность — это способность определения частей, возможность их идентификации — то, что в механизме в принципе отсутствует. Членораздельное выстраивает прямое, директивное повествование, выстраивает хронологический вектор и формирует идею последовательности. Оно избегает цикличности и повторов, которые неизбежны в системе сакрального: движение, которое всегда репи-титативно, но никогда не оказывается тем же самым. Сакральное — это нечленораздельное наличие, движение, в котором нет промежутков. Оно обладает своей внутренней цельностью, и это единство остается главным таинством сакрального.

    Автор учебного пособия по музыкальной артикуляции Исай Браудо называет несколько основных степеней акцентуации: к ним относятся связность, расчлененность и краткость. Браудо говорит о музыкальной системе, но его структуру артикуляции не сложно перенести на вне-музыкальную форму: здесь важен принцип, понимание и обозначение аспектов, на которых построена артикуляция (Браудо 1961). Опираясь на определение Браудо, мы, в сущности, можем заметить, каких именно компонентов лишено неартикулированное и нечленораздельное. В системе сакрального связность заменяет распадение и хаотичность, расчлененность — единство и бесформенность, краткость — абсолютная неидентифицируемая протяженность и репититативность.

    Артикуляция имеет ярко выраженный смысловой характер уже самим фактом своего наличия. Принципами разделения, сопоставления и предпочтения оно выстраивает смысл — сама идея деления есть содержательная коррелята. Артикуляция — одна из форм обнаружения смысла и один из способов его выражения. Она изначально формирует заданный смысловой рисунок и в этом смысле артикуляция (как и язык) — это форма идеологии. Акцентуация размечает физическое и смысловое пространство, предопределяя его содержательное деление. Артикулированная фраза — это фраза с обнаруженной и обозначенной иерархической структурой: то есть системой, которая отсутствует в поле сакрального. Сакральное не просто отрицает принципы акцентуации — священное как субстанция не может быть подчинено связности, расчлененности и краткости.

    Размеренность, артикуляция, внятность оказываются теми элементами, которые ставят под вопрос возможность существования сакрального. Сакральное не предполагает возможность акцентов: как только элемент акцентирован или идентифицирован — он оказывается за пределами сакрального. Пример тому — предметы, которые человеческое сознание наделяет священной силой. Какими бы странными (невзрачными, незаметными) или, наоборот, роскошными они ни были — они всегда выпадают за пределы сакрального. Религиозные предметы маркируют сакральное, являются свидетельствами наличия чудесного или его следом, но миру сакрального они больше не принадлежат.

    Обозначение, отчетливость признаков удаляют предмет за пределы сакрального поля.


    Артикуляция противостоит одновременно и горнему, и хтоническо-му — она подразумевает создание структуры, которая несовместима с идентификацией священного. Неясность наполнения, противостояние идее идентичности, отсутствие дифференцированной схемы — это элементы, которые определяют сакральное. Разделенность, расчлененность, попытки обозначить различные элементы его частей приводят к исчезновению сакрального как целого. А нарушение герметичности сакрального становится причиной его исчезновения. В этом смысле сакральное невозможно в условиях манифеста, заявления, декларации. Сама форма не столько нарушает сакральную чистоту, сколько оказывается для священного невозможной идеологией представления. Декларативная система нарушает неприкосновенность сакрального.

    Для женского начала такой формой артикуляции стала, в частности, социальная сфера. Опыт Нового времени — обращение к женскому через социальное, через определение и регламентацию общественного пространства. Одна из центральных идей античной философии (и здесь уместно вспомнить Платона) — это утверждение общественного как доминирующей системы. Статус и престиж социального превосходят опыт сакрального — не столько путем исключения или запрета, сколько путем подчинения системы принципам открытого, обнародованного и артикулированного. Общественное, построенное на идее регламентации и объявления, исключает сакральное. Движение женского в сторону социальной сферы изменило его ценность как сакрального. Артикуляция, декларация, представление сместили представление о женском из поля священного в пространство социального и мирского."
     
    Последнее редактирование: 20 сен 2019
  15. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    из глубины...
    Алисса Росс


    Он появляется к вечернему отливу,
    когда на склонах мрачных
    вереск
    теряет яркость,
    а тревожный шелест
    несметных крыл серебряных стрекоз
    становится единственным мотивом
    в пейзаже отчуждённо-молчаливом,
    где скорая луна
    ответом
    станет
    на вопрос…
    Он трогает просоленные спины
    огромных обнажившихся камней:
    там полости и скользкие сырые тайники,
    и водорослей фиолетовые гамаки
    скрывают темноту, а в ней -
    тех обитателей морского дна,
    которые остались после откатившейся волны:
    их обнажённость
    и беспомощность
    становится видна,
    и все они поглощены
    одним желаньем: выжить в эти несколько часов
    и запирают
    раковины
    на засов…
    Он медленно идёт по дну среди камней -
    песчаная ладонь раскрыта, жизнь проявлена на ней:
    волна ушла, и, как прошедшая любовь,
    глубины всех изъянов обнажила,
    и лишь с приливом вдохновится вновь
    то, что когда-то было весело и живо.
    У мыса, там, где узкий выступ мидиями выткан,
    он подбирает большеглазую ставридку,
    кладёт её в оставшееся при отливе озерцо.
    А рядом, в судорожной и безмолвной пытке,
    томятся полосатые улитки –
    бесчисленное
    множество
    бесполых
    близнецов…
    Звезда морская оказалась сдавленной меж двух камней:
    она цела, хоть и с оторванным лучом.
    Он знает, ей такая рана нипочём:
    луч отрастёт.
    Он наклоняется над ней,
    проводит пальцем по неровной борозде…
    Его потери не вернуть - и он завидует звезде.

    Стихает ветер, прилетает стая шумных куликов –
    рачками на отливе поживиться,
    пока не появились и другие птицы –
    в извечной битве за креветок и мальков.

    ...Луна взошла, он замирает, ищет взглядом дальнюю волну:
    она ещё уходит, медленно откосы обнажая,
    и он идёт за ней – на неизбежный зов, манящий в глубину:
    от воздуха и ветра могут пересохнуть жабры...
     
  16. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

     
    Гесер нравится это.
  17. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

    Между тем социальную жизнь никто не отменял. Регулярно сталкиваюсь с проблемой адекватного выражения агрессии. Есть ли какая-то нормальная женская форма агрессии?

    9E4.gif
     
    Алексей#1 нравится это.
  18. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  19. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

  20. Lilja

    Lilja Зоопсихолог

Поделиться этой страницей