Сказка

Тема в разделе "kv", создана пользователем kv, 2 окт 2018.

  1. kv

    kv ADMIN Команда форума

    Тема предназначена для сбора фрагментов из моей сказки.
     
  2. kv

    kv ADMIN Команда форума

    Встреча

    [​IMG]


    Она смотрит перед собой, белыми пустыми глазами торчащими во впалых глазницах, сквозь. Сердце щемит, уже не чувствую дыхания и сдвинутся почти нет сил..хочется уйти.. Да, до этого можно смеяться, изображать: горбатиться ковыляя, шептать заклинания, но только встретив холодный жесткий взгляд, сразу веришь и про котел и пирожки с пальчиками..Она знает, ведает про меня заглядывая в глубины души, моей или своей. По хозяйски оценив как тушку , уже прикидывая куда и на что может сгодится, взяв было грубоватый разделочный нож со сверкающей кромкой и засохшими каплями крови и жира на деревянной рукояти, откладывает в сторону. Молчание кажется нестерпимо долгим, тянущимся и выматывающе болезненным от этой жуткой неопределенности. Горящие глаза на сухом и сморщенном лице окруженного грязными, седыми космами подвязанных выцветшей тряпкой, наверное остатками платка, не выражали кажется ничего кроме желания протыкать и резать, на кусочки. Узловатые пальцы выротыми корнями двигались по столу живя своей жизнью, тянулись к ножу, отдергивались, ползли по краю хватаясь за него в медленно тягучем застывшем разговоре самой с собой. В приоткрытом рте копошился язык и вырывающийся клекот вперемежку с обрывками то ли слов, то ли хлюпанья вызывало и омерзение и завораживало до дурноты и подкатывающего комка в горле. Она сомневалась.. но уже не про то , что пустить ли меня на похлебку или жаркое, нет. Она что то знала. Знала такое, что вызвало у нее трясучку вперемежку с вялостью. Будто с разбегу, в этой своей непроходимой чаще, а может быть и слету ведьмы же летают, не зря у них есть метлы и ступы, врезалась. Ошарашенная, от столкновения с чем-то таким которое просто невозможно ни понять, не принять. Старуха дышала резко, из дыр драной кофты накинутой поверх ветхого платья проглядывала во время вдоха обвисшая грудь. Скрип зубов отзывался ноющим холодом, ползущим предательски по животу до дрожи в коленках и зажатых ног. Как изо рта вынули, нет сама, сама выплюнула почувствовав может горечь, или отраву для своего привыкшего уже к любой пище, а тем более к человечине желудка. И с гримасой злости и отвращения подергивая своим крючковатым носом выдавила:
    - Ты мальчик, зря пришел.. У тебя иная судьба.. Уходи.
    У меня хватило сил только на одно слово. Притиснувшееся из меня к наружу. Большего не получалось. От бессилия ли, или страха ..
    - Ку...да?
    Ведьма долго смотрела в глаза и казалось, что кровь уже загустела и льдинки корябают меня изнутри забирая последние силы. Моё дыхание застыло под её взглядом и мы вместе всматриваясь друг в друга молчали.
    - Ищи Башню Зеленой Луны..Уходи! А то сожру не смотря ни на что!
    Кубарем вымело из избушки и еще долго бежал задыхаясь и всхлипывая проклиная свою наглость и высокомерие. Спотыкаясь о кочки и корни глотая слезы и проклятья пока не свалился под дубом раскидавшим свою крону над поляной на краю леса. От усталости и бега еще долго резало в груди, и хотелось просто лежать среди корней. Смотреть в небо и больше ни о чем не думать. Не вспоминать ни поход к избушке за знанием о себе, ни старуху..и липкий страх, а потом стыд..Все это выветрилось там под дубом. Остались только ее слова - найти магов башни Зеленой Луны..

    7 дек 2017 г.
     
    Tatyana и Olga нравится это.
  3. kv

    kv ADMIN Команда форума

    Башня

    [​IMG]


    Зеленые чешуйчатые с черными прожилками перчатки были в тон его глазам. Взгляд уверенный и спокойный, даже отрешенный от мира, из под натянутого капюшона скрывавшего лицо, но при этом ощущаемый как мост между нами, успокаивал. Ладони покоились на изрезанных мордах жутких отвратительных чудовищ, вкладываясь в полуоткрытые пасти со множеством кривых, но заточенных клыков. Пальцы были направлены прямо в сердце, и щемящее чувство тоски и благодарности за добрый ужин и откровенный разговор, уже почти полная готовность признать, над собой власть, разделить взгляды и присоединится к братству стали почти своими...
    Это и вызывало сомнение. Нутром чувствовался подвох. Витееватость слов сменялась четкими и простыми утверждениями не оставляющими никаких сомнений в правоте и знаниях Магистра. Но во всей его неподвижности позы и плавности движений рук или головы, отточенности речи и спокойного уверенного взгляда не хватало самого главного, но чего-то неуловимого. То, что вызывало безусловное доверие к человеку, тем более наделенного и силой, и властью. То, от чего в груди вспыхивало и не гасло тепло и появлялась обычная улыбка. В нем не было человечного, просто открывающего в другом ту дверцу отношений без которой было невозможно свободно дышать и чувствовать себя принятым и понятым не зависимо от собственной правоты или уверенности. Что оставляло возможность для неверного, но выбора. Пусть и не правильного с точки зрения законов высшей логики и энергетического равновесия описываемого уравнениями для мирового порядка и доступного лишь строго посвященным в замысел и детали адептам ордена , чьи камлания и ритуалы сменялись одиночными или групповыми медитациями. А шелест плащей по коридорам и доносящиеся из залов для волшебников, мантры были может единственными звуками в тишине и молчании Башни долетавшими до кабинета.
    Стул был жестким и неудобным, как и положено для вопрошающего, четко очерчивая еще до того, как задавать свои вопросы на самом раннем этапе, выделяя круг возможного и определяя роль и место участника такого разговора. В предложенном было все понятно - стать адаптем ордена на льготных условиях, такой шанс выдается очень редкому кандидату, тем более случайно забредшему без ручительства какого нибудь авторитета или приглашения круга гроссмейстеров.
    Персональная келья, ученичество у самого Великого Магистра и даже слуга, может даже служанка, миленькая и покладистая скромно ожидающая и способная исполнять не только хозяйственно-бытовые, но и обычные житейские прихоти и желания начинающего мага. Только намек, мелькнувшая тень в мыслях на улыбку магистра молнией резко вырвал из состояния поглощения уже сформированной фантазии в полутемный кабинет перед змеиные очи возвышавшегося в кресле больше походившем на трон горного короля вырезанного из огромного цельного куска черного с крупинками золота едва прозрачного наверное очень дорогого камня. Морок, туманяще висящий перед глазами пропал и картина простая по своей сути и нелепице обрела смысл ускользающий ранее. Осталось только определить цену, истинное значение того, ради чего был устроен весь этот маскарад с пусканием молний, вызыванием призраков и добрый кубок наполненный по приятельски щедрой рукой до краев великолепным изысканным вином.
    -Что же ищет Мастер на путях Силы?
    Главное все же был не сам вопрос, а то как его задавали на протяжении многих и многих лет. Улыбка все же проявилась на еле видимом лице среди света и теней отбрасываемыми под ровное горение свечей в скрученных в спирали канделябрах. Попадание было если не идеальным, то достаточно точным чтобы сам гроссмейстер не просто снизошел до ответа, а показал пусть и на мгновение истинное свое намерение спрятанное для всех, а может и для самого себя.
    - Ты увидел, что орден добился много за столетия служения своим целям. Мы понимаем природу и суть видимого и невидимого, что даёт нам огромную силу. Мы прошли уже очень далеко чтобы исключить для человека те опасности которые его подстерегают когда нет защиты. Мы даже понимаем порывы души и сердца... -
    Снова защемило и головокружение смазало всю картину только что видимую и понятную во всех деталях. Чувство потери как волной накрыло и потащило в океан тьмы растворяя по пути все что до этого было собрано в разговоре. Фигура подалась вперед и почти шепотом со своим свистящим акцентом и придыханием глядя прямо в глаза он произнес:
    - Мы даже знаем как победить Смерть!
    Звон в ушах моментально прекратился и уплывающий мир прочно встал на место. Магистр явно довольный речью застыл в ожидании среди мерцания огней и светящегося мягким светом своего трона.
    Все запинания и слабость от пережитого он воспринял как собственную победу доставшуюся для него его умениями и пониманием. Это сквозило через всё его отношение обернутое в заботу мясника ведущего теленка на убой. Цена была проговорена - жизнь. Магистр просто боялся Смерти.

    13 дек 2017 г.
     
    Последнее редактирование: 7 окт 2018
    Olga нравится это.
  4. kv

    kv ADMIN Команда форума

    Нож


    [​IMG]


    Просто жажда, опьяняющая своей простотой и силой, когда в порыве на надрыве этого желания возникает только одно - желание убивать. Когда остается только одна идея превратить врага в измочаленный окровавленный кусок вопящего от боли и страха. И собственный разум уже не может остановить. Нет это не бой, здесь уже нет этой благородной идеи битвы, пусть и опасной до смерти, нет остается только желание буквально рвать на кусочки. Не оставляя ни капли жизни, ни даже возможности ее хоть какого то дальнейшего существовании пусть и как калеки. Руки вторят оскалу на ощеревшимся лице и бешенству крика рвущегося наружу из казалось сдавленного и клокочущего горла. Вонзаться и резать, ненавистную плоть того кто еще вчера может быть был просто человеком который и жил наверное своей, другой жизнью. Но сегодня по воле этой встречи поставил перед выбором: быть или не быть. Который мерзкой, отвратительно гнусной змеей вполз и ядом отравил ту жизнь в который был смысл и надежда на счастье. Который может сам того и не понимая, стал препятствием, и не важно: благодаря своему изощренному уму или глупости. Убить. Превратить его в труп который собаки и вороны растащат по своим норам и гнездам, чтобы скормить голодным щенкам и птенцам. Не оставив и памяти о этом человеке. Навсегда.
    Острие ножа еще не чувствовалось достаточным для того самого последнего действия, направленного на жуткую по своей идеи , но такую притягательную - как решение этого вопроса. Свист стали по камню становился все тоньше и нота от сталконевения с металлом задевала все собственное нутро, сжатое и готовое к броску или собстаенной гибели. Ноздри расширенные и втягивающие воздух делали лицо вместе с приподнятой верхней губой крайне неприятным, но это уже не имело никокого значения. Взгляд остановившийся в пространстве, на самом деле вырисовывал и фигуру, и лик врага. Вспоминая и улыбчавый рот, отпускающий язвительные шуточки, и внимательные глаза которые хотелось выдавить. И движения.., несуразные по сути , но при этом которые узнаешь сразу в толпе, даже если он и ускользает прячась среди людей.
    - Ну как? Ты готов? - ее вопрос стал новой точкой отсчета. Предоставив возможность перестать заниматься мечтами, и совершить то, что так уже стало для него важным и единственным в жизни. Гордая осанка стоящей в дверях и мягкий поворот головы в его сторону вернули к привычному пониманию себя и мира.
    - Ты можешь справиться наконец то сам? - прямой взгляд в упор остановился на нем, оценивая и определяя его и как человека, и как мужчину. Не оставляя места ни для возможности ответить не нарушив этого хрупкого равновесия, не сделав ответного шага в котором придется отказаться от пусть и маленькой, а может и гораздо большей чем казалось части себя.
    Простой вопрос ставил все точки над i. Надо было определяться, что важнее из чувств захлеснувших в этот момент: любовь или ненависть..
    В звенящей тишине уже было слышно сердцебиение и ставшие уже сухие пальцы уверенно держа нож за обычную деревянную рукоять, с блестящим и отточенным лезвием ловящим лучи уходящего Солнца, полижили его в ножны.
    Сделав несколько шагов к двери,
    он обернулся может быть в последний раз, чтобы толи запомнить ее в эти томительные мгновения, толи показать ей что он уходит и может быть никогда не вернется.
    Дверь со скрипом закрылась отделив один мир, такой уже привычный и казалось незыблемый, от другого, совсем необычного. Мира в котором уже надо было становится другим.

    16 янв 2018 г.
     
    Последнее редактирование: 7 окт 2018
    Алексей#1, Ира и Olga нравится это.
  5. kv

    kv ADMIN Команда форума

    Могильщик

    Слипшиеся с одеждой холодные комочки земли чувствовались уже как саван прикрывающий от переживаний и жизни. Они укрывали не равномерно, а только частями. От этого хотелось еще больше вжиматься в плохо обструганные, жесткие доски гроба. Но дерево не грело, а только больше казалось отбирало остатки тепла, потихоньку выдавливая из измученного долгим переходом, и просто отсутствием еды последних несколько дней , тела и души того, что казалось своим еще вчера , может даже час назад. Полная беспереспективность предстоящей жизни уже не просто маячила миражом для странника, а со всеми последовательно открытыми в будущее шагами - лежала прямо перед ним. Четкое понимание того, что уже нет смысла даже продолжать думать, а тем более мечтать и надеяться с одной стороны успокаивало, а с другой открывало все сильнее дыру в душе куда как в бездну утекали последние силы. И гнетущее чувство накатывающее как волны прибоя, и притупляющая тоска уже становилась привычной и казалось именно в таком состоянии продолжал, и был всегда, уже стал теряться счет времени утекающий как песок, нет наверное как вода сквозь разжатые пальцы. Именно это аналогия подходила более всего к тому, что он чувствовал. Отсутствие всякого желания стало основным и главным в переживании себя в гробу. Дыхания почти и не осталось, только жалкие остатки морозого воздуха прорывались в легкие и давали не угаснуть еще как то тлеющей искорке жизни.
    Могильщик стоя прям над головой опершись о лопату своими испачканным натруженными руками. Здесь умирали много и часто, без работы он не был. И только сегодняшний случай остановил для него бесконечный процесс: вырыть могилу, опустить гроб, зарыть..и так повторяя его с каждым разом. Могила была вырыта, гроб в ней, но там был еще пока живой. Это и остановило весь налаженный годами ритм. Понятно, что жизни в том который лежал осталось может еще на несколько вздохов, но таков порядок - пока живой - закалачивать гроб и зарывать было нельзя. И он просто стоял и ждал когда живой перестанет им быть и можно будет выполнить свою работу.
    - Ну давай, ...зарывай..- выдавил из легких остаток воздуха странник и кашель скрутил его в тесных деревянных стенках.
    Могильщик тихонько вздохнил, уголки губ немного поднялись , но безжизненно опустились уже на изможденном лице и больше не поднимались. От него всего веяло безнадёгой и скорбью.
    - Может ты хочешь чего? - это было то единственное, что сказал он страннику.
    Внизу движение остановилось и замерший на дне прикрыв глаза ответил:
    - Нет. - И снова прокашляв должил - Я делаю не то что надо, что я хотел уже ни мне , да и никому не нужно. Любимая от меня отказалась, друг предал, родители не понимают. Я ошибка..а дети ..зачем им отец без самого себя.
    Слова забрали еще толику сил и он замер скрючившись от холода и бессилия.
    Лопата упала на вырытую землю. И стоящий над могилой наклонился и опустился к лицу странника. Он долго и пристально смотрел ему в полуприкрытые глаза. Потом снова тихо вздохнул и снова спросил:
    - Ты любил её?
    Странник замерев лежал в той же позе и только еле еле слышное дыхание, да редкие взмахи ресницами все еще выдавали в нем живого.
    - Люблю..- чуть слышно проговорил он. - только я такой ей не нужен. А другим мне быть это все одно - смерть. Не получается. Это тогда и не я буду..
    Глаза его смотрели в какую то только ему понятную точку в пространстве, где наверное он видел образ той которая его и отвергала и манила.
    Могильщик снова задвигался над гробом и вдруг протянув свои большие руки прямо вниз одним движением вынул исхудалое тело из могилы. Выпрямившись во весь рост он держал его обвисшего на руках как отец держит ребенка и смотрел в глаза в которых уже не было не удивления этому действию ни почти никокого желания жить. Потом аккуратно поставив на ноги и поддерживая за плечи выдавил глухо из себя:
    - Ну пойдем, поешь, выпьешь чаю ..и не только..и расскажешь о твоей любви. Он посмотрел снова вниз , на незавершенную свою сегодняшнюю работу- Я давно такого не слышал - про любовь..и уж тем более не видел, чтобы от этого человек сам в гроб ложился.
    И потянув странника за собой повел его ковыляющего к сторожке, еле видной среди заросших деревьев, старых и новых могил.

    1 фев 2018 г.
     
    Ира, Tatyana и Olga нравится это.
  6. kv

    kv ADMIN Команда форума

    Некоторые картинки к сказке:

    [​IMG] [​IMG]

    [​IMG] [​IMG]

    [​IMG] [​IMG]
     
    Алексей#1, Tatiana, IRINA_L и ещё 1-му нравится это.
  7. Julia

    Julia Авторы

    Картинки впечатляют.
     
  8. Julia

    Julia Авторы

    Почему - то про " Нож " кажется : ещё глубже есть. Не всё открыто. Чувство : там ещё больше ( содержание . Суть ). : рана глубже. Боль ёмче. Сейчас так чувствую.
     
  9. kv

    kv ADMIN Команда форума

    [​IMG]
     
    Алексей#1, Alenka, Tatiana и 2 другим нравится это.
  10. kv

    kv ADMIN Команда форума

    [​IMG]

    Колодец

    Мне говорили знающие люди, что если залезть днем в колодец, то со дна можно видеть звезды. Врут.
    Стены были мокрыми и пахло сыростью. Все их неровности под пальцами чувствовались как прошкрябанный каким-то огромным червём тоннель. Сложенные из камня они напоминали о том, что это все же творение рук человека. Возникало чувство успокоения. Когда спиной прижавшись к влажной и прохладной стене, упершись ногами в пол, закрываешь глаза, вот только тогда появляются звезды. Они вспыхивают далекими маяками и если всматриваться, то можно отправиться в путешествие. Начинают появляться воспоминания и образы близких или знакомых, после череды этих историй наполняющих пространство перед взором, сама ткань внутреннего мира начинает меняться и картины вслед за ней преобразуются. На меня, уже вроде бы привычно подготовленного, хлынул поток фантазий.
    Ниже плинтуса. Именно так я себя и чувствовал в этой яме с дырой у моих ног, где отражался в луже родника, маленький кусочек неба. Один писатель говорил, что колодец открывает душу. Что моя душа? После долгого хождения по её лабиринтам я оказался здесь, где открыта дверь на склад болезненных историй о собственной несостоятельности. Признавать свои ошибки не хочется, до остервенелого желания забыть себя и весь мир. Или устроить апокалипсис для отдельно взятых участников. Но переживания их будущих мучений в моих фантазиях, не приносят удовлетворения и спокойствия, хотя бы такого же, как от лужи передо мной. Я знаю, что для них судьба приготовила больший кошмар нежели то, что многократно прокручивалось в моих видениях. Это было обидой. Не на них - на себя. И ничего кроме слабости и страдания это не приносило.
    Жар понимания коснулся груди и превратился в свинцовую тяжесть придавленного к земле. Тут в глубине, одиночество отзывалось гулким эхом уносящимся вверх.
    Если смотреть на кусок неба над собой, то оно растворяется и нет ни боли , ни сжимающего кошмара. Остается только оглушительная тишина. В ней мои истории видятся надуманными и немного или грустными, или даже смешными. Глупо было доверяться таким переживаниям заполняющим каждую трещину обиды. А я так жил.
    Но небо зовет. Почему у меня нет крыльев? Чтобы рвануть к солнцу или звездам, это уже не главное. Вверх! Вслед за..
    Но я сижу в сырой глубокой норе, приспосабливаюсь. Кто сказал, что это нереально? Достаточно вцепиться в привычное бытие и радоваться тому, что есть. Как бывает говорят - зато. Это отговорка позволяет немного себя успокоить. Остыть от накала невозможного противоречия и тоскливого ожидания. Я же не страдаю от собственной глупости, что залез сам в это - почти проклятое Богом место. Я верил, что из глубины можно видеть звезды!
    Я думал о своей наивности и вере в слова которые я слушал. Почему так? Потому, что привык за годы, что человек если и врет, то не от злобы, а от того, что не хватает смелости говорить как есть. И тогда поток его слов стал моим. И я начинаю верить, что мне говорят правду. Это потом, вдруг столкнувшись как с разбегу о стену, влетев в иное пространство жизни узнаешь, что те кто казался честными по сути, априори - просто обманывают. Им так надо. Для себя ли, для других - уже не имеет значения. Их тоже толкает в это вранье и бессовестность своей правды и вера, что они то делают все правильно. Вооруженные болячками и оправдываясь новыми авторитетами, погрузившись в другие - новые слова, они просто убивают - себя и тех кто рядом. Новые ориентиры - новый порядок. Четко сложенный после многочасового погружения в соответствии с тем, что сейчас кажется точным и выверенным. Бетонные слова серым нагромождением огораживают отделяя мир, и железные рельсы в будущее по которым несется душа. А я решил остановиться, но сойти с рельс- это всегда катастрофа. Большая или маленькая - это понимаешь только потом, когда надо как-то жить на обочине. Все остальные и самые близкие, и те кто просто про меня слышали проносятся мимо. У меня уже возникает предположение, что они мчатся по огромному кругу. Уверенные и правые в своем движении к счастью. Я только сейчас стал понимать, что счастье - это совсем другое. И когда меня спросили, я только смог как-то ответить, что я есть. Пусть и на дне этой ямы колодца, со своим мало понятным для остальных знанием и болью, которая растворяется от лучей моего видимого с закрытыми глазами черного солнца. И хрупкой паутинкой витающей между мной и тайной этого колодца, надежды на иное, другое будущее.

    ***

    Карта шестнадцатая. Смирение.

    Вывел проводник Путника к реке и убежал в лес. Но ни перейти эту реку, ни обойти Путник не может.
    У берега в кусту сидит истлевший скелет с посохом, когда-то и он был Путником. В правой руке его посох, а на посохе белый ворон. Он прилетел за его костью, что станет частью древнего древа.
    Скелет сидит спиной к реке, огороженный кустом. Голова скелета склонилась в поклоне, левая рука опущена к земле, он пальцем указывает на змею- жизнь дала ему свой урок: смиренное бездействие - это конец Пути.
    Сел Путник у костра и стал думать, как дальше быть, да на реку смотреть. Увидел он в реке щуку, прямо у берега безбоязненно плавающую, что словно приглашала его в реку войти. И тогда увидел он, что в водной глубине, под каменным обрывом есть этот манящий и знакомый свет! Да это река уходит под землю!
    Неужели туда нырять? Страх и решимость овладели Путником. Сколько плыть под водой, глубоко ли, хвалит ли дыхания, вернётся ли он.
    Решимость и страх сменились смирением- надо нырять. Взяв с собой только посох, Путник вошёл в воду и нырнул.

    Карта и описание предоставлены автором. Карта № 16 из колоды "Путь Мастера", автор и художник Elena Alkonost.

    26.03.2020
     
  11. kv

    kv ADMIN Команда форума

    [​IMG]

    Хозяйка Лабиринта

    За годы хождения экскурсантов, пол уже потерял способность отражать в себе силуэты и тени. Пашарпанный и истертый тысячами подошв, он вел меня из одного зала в следующий и дальше окнами в чужие миры с пестротой красок пейзажей, бесконечными натюрмортами или смотрящих людей из картин разных эпох. Я шел. Там в глубине музея, задвинутая в темный угол, куда не долетают лучи даже полуденного Солнца, стояла застывшая фигура. Мне сказали, что раньше чтобы ее найти надо было блуждать по темному лабиринту событий. И встреча всегда оказывалась внезапной. И даже те кто к ней готовились годы загодя не могли обычно ничего не сказать, не сделать.
    Мы были почти одного роста, и только высота пусть и небольшого постамента, делало встречу изначально обреченной на четкое определение отведенных в этой ситуации вполне понятных для любого наблюдателя, ролей: той которая над и меня у её ног. Каменная ткань хоть и закрывало тело, но повторяло в складках отточенную красоту женщины. В собранных волосах была видна то ли корона, то ли диадема, что указывало на высокое её положение. Тут она была главной. И как правительница с властным взором устремлённого на каждого, кто приближался. Белизна камня особенно на лице выделяла её среди всех других экспонатов, холодом. Спокойствие и прямой взгляд резал пространство на чувство покорности и принятия её воли.
    Хозяйка держала в разведенных чуть больше ширины ее открытых плеч, по извивающейся змее.
    Скрученные в кольца они смотрели. Правая с широко раскрытой узкой мордой, рептилия вцепилась взглядом в меня и уже бросалась, и только жесткая хватка тонких, но крепких рук казалось удерживает от смертельного прыжка. Левая же напротив была с полуприкрытой пастью, и смотрела на свою сестру. Поговаривали, что она символ прошлого и знает когда необходимо нанести молнееносный удар. Ждет этого мгновения терпеливо до последней секунды. Правая отвечала за будущее и своим уже приготовленным для меня вариантом жизни. Она пугала и заставляла уважать, продумывать каждый шаг.
    Встав в фокус я ощутил, что рубашка уже мокрая и в голове перестали путаться мысли, они исчезли смытые нахлынувшей из глубины волной забвения. Вытянутый звенящей струной весь застыл в ожидании. Казалось прошла вечность пока мгновения протекали через меня. Я весь до самого последнего вздоха принадлежал ей и только. Никого другого даже не предполагалось, и единственное , что оставалось - видеть только Хозяйку в других женщинах. Это было главное в наших с ней отношениях.
    Но я сделал то, что не должен был ни в коем случае совершать. И знал, что нарушил запрет - увидел другую, ту которая волновала моё сердце и только о ней были мои мысли. Возникали и рушились фантазии, правильные и бесконтрольные поступки. То, что толкало нас в объятия и вызывало всплески нетерпимости или обвалакивающий разум и чувства, до оцепенения и сдержанности. Так появился иной, другой центр нашего мира, точка колебания между. Мы создавали его через боль и непонимание, наши дети смотрели как мы вслепую собираем казалось из невозможного. И там уже не оставалось места для прошлого. Зачастую чувствовался могильный холод, пронизывающей когда мне удавалось переставать смотреть в глаза Хозяйке. Он задевал и меня, и мою избранницу. Выбор был не велик: правая или левая вцепятся и яд остановит движение к нашей свободе и жизни.
    Такое моё поведение невозможно было простить. Это было предательство. И чувство вины отравляло и требовало покаяния, и отказа от себя и той которую люблю. Теперь я должен быть наказан или помилован, если стоя перед одновременно и безжалостным жестким, и теплым полным растворяющим взглядом, принять судьбу.
    Свет поднявшегося в зенит Солнца горел передо мной озером расплавленного свинца, когда я остановился. Не в своих чувствах, они уже казалось истлели на глубине души. Обиды и слабость с каждым выдохом медленно оставляли на едине с пустотой. Не в мыслях, сведенных к единственному вопросу - кто я? Прожигающим куда то в глубину, за сердце. А тому дуновению взявшемуся невесть откуда, с легкостью порвавшему остатки нитей сверкающей паутины между нами. И исчезнувшему так же внезапно. Оставив на мне прикосновение силы, которая как существовавший всегда поток наполнила, и мой вопрос получил простой очевидный ответ. Я опустился на пол перед ней, и подперев голову смотрел как точен и прекрасен был замысел творца создавшего великое изваяние одиноко стоящее в темной нише. И свежий ветер из приоткрытого окна касался моего лица.

    29.04.2020
     
    Ира и Гесер нравится это.

Поделиться этой страницей